Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

14

- двое суток за пререкания и драку. Вам  как  зачинщику драки и за грубость с офицером, - он перевел глаза на Бориса, - трое суток ареста. Завтра же отправить арестованных на гауптвахту. Разрешаю  взять  с собой "Дисциплинарный устав"!

    Алексей и Борис молчали. Майор Градусов договорил жестко:

    - Капитан Мельниченко, приказ об аресте  довести  до  всего  дивизиона. Можете идти, товарищи курсанты. Вы свободны до завтра. Идите!

    Они вышли в коридор и переглянулись возбужденно.

    - Старая галоша! - со злостью выговорил Борис. - Понял, как он  наводит порядок?

    Алексей сказал:

    - Переживем как-нибудь, надеюсь.

    - Ну конечно! - разгоряченно воскликнул Борис.  -  Остается  улыбаться, рявкать песни!.. Нужна мне эта гауптвахта, как корове бинокль!

    - Ладно, все, - сказал Алексей. - Вон смотри,  Толька  Дроздов  чапает! Вот кого приятно видеть.

    Однополчанин Дроздов, атлетически сильный, высокий, с  широкой  грудью, шел навстречу по коридору, мял в руках  мокрую  шапку;  его  загорелое  от зимнего солнца лицо еще издали заулыбалось приветливо и ясно.

    - Боевой  салют,  ребята!  А  я,  понимаете,  со  старшиной  в  ОВС  за обмундированием ходил. Шинели получали. Снежище! Да что у вас за лица? Что стряслось?

    - Поговорили с майором Градусовым -  и  вышли  образованные,  -  сказал Алексей. - Завтра определяемся с Борисом на гауптвахту.

    - Бросьте городить! За что? Вы серьезно?

    - Совершенно.

    Вечером в батарее необычное оживление.

    Взводы были построены и стояли, шумно переговариваясь, все  поглядывали на крайнюю койку, где лежали кипы чистого нательного белья. Помстаршина из вольнонаемных,  Куманьков,  старик  с  крепкой  розовой  шеей,  озадаченно суетился перед строем и, будто оценивая, с разных сторон озирал  худощавую и длинную фигуру курсанта Луца, который, как  бы  примеряя,  держал  перед собою пару новенького белья - держал с ядовитым недоумением на  горбоносом цыганском лице, говоря при этом:

    - Нет, товарищ  помстаршина,  вы  только  подумайте:  если  на  паровоз натянуть нижнюю рубашку, она вытерпит? Вас надули в ОВС. Эти белые трусики со штрипками попали из детяслей...

    - Ну, ну! - уязвленно покрикивал помстаршина. - Детясли!  Ты,  это,  не тряси! Знаем! Ишь моду взял - трясти! Ты словами не обижай.  Из  спецшколы небось? Я, стало быть, тоже три года на  германской...  А  ну  давай  сюда комплект! Па-ро-воз!

    - Прошу не оскорблять, - вежливо заметил Луц под хохот курсантов.

    -  Смир-рно-о!  Разговорчики!..  Безобразий  с    бельем    не    разрешу! Ра-авнение напра-во!

    Взводы притихли: из канцелярии вышел  капитан  Мельниченко.  Он  был  в шинели,  портупея  продернута  под  погон;  было  похоже:  приготовился  к строевым занятиям.

    - Вольно! Помстаршина, что у вас? В чем дело, курсант Луц?

    - Не полезет, товарищ капитан, - невинно объяснил  Луц.  -  Отсюда  все неприятности.

    - Верно, никак не полезет. Помстаршина, заменить!

    Куманьков почтительно наклонился к капитану, с явной обидой зашептал:

    - Невозможно, товарищ капитан. Рост, стало быть. Размер...

    - А в каптерке у себя смотрели? В НЗ?

    - В каптерке? - Куманьков кашлянул. - Да  ведь,  товарищ  капитан...  А ежели еще внушительнее рост

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту