Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

10

было  чувствовать себя  оторванным  от  фронта,  капитан  Мельниченко  начал  втягиваться  в училищную жизнь.

    Здания училища огромны и просторны.

    Широкая мраморная лестница с зеркалами на площадках, с  красным  ковром на ступенях ведет  на  этажи,  в  батареи.  Над  лестницей  висят  люстры; тоненьким звоном вторят они веселому позвякиванию шпор в коридорах, сияют, мирно отражаясь в зеркально натертых полах. В главном  вестибюле  толпятся курсанты, вениками стряхивают снег с сапог.  После  морозного  воздуха  на плацу здесь тепло, шумно,  оживленно,  доносится  смех  и  громкий  говор. Дневальный строгими глазами проверяет входящих, то  и  дело  начальственно покрикивает:

    - Слушай, ты сознательный человек или несознательный?  Ты  ценишь  труд дневального? Или не ценишь? Как у тещи, снега нанес, понимаешь!

    - Милый, не грусти! - отвечает ему кто-то. - Я небесной канцелярией  не ведаю. В общем, не делай страшных глаз!

    Утренние занятия окончены. Время - перед обедом.  Капитану  Мельниченко нравится это время: дивизион наполняется движением и ритмом - жизнью.

    По лестницам в новеньком обмундировании вверх  и  вниз  бегут  и  бегут курсанты. Толпа - и опять пусто: в училище все делают бегом.

    Вот один, совсем мальчик, идет сзади краснолицего  старшины-выпускника, который хозяйственно нахмурен и нетороплив. Курсант, спотыкаясь  и  робея, тащит на спине ворох новых, пахнущих  снегом  шинелей;  краснолицый  зорко оглядывается на него и недовольно басит:

    - По полу, по полу! Кто по полу шинели валяет, товарищ дорогой курсант! Смотреть надо! В каптерку заносить! Да в кучу не валяйте. Не дрова. Думать головой надо!

    Увидев капитана, краснолицый изображает уставное рвение и бросает  руку к виску, курсант же отпыхивается, оскальзываясь на паркете;  он  не  может поприветствовать - на нем гора шинелей. Это новичок,  капитан  знает  его: спецшкольник из первого взвода; кажется, его фамилия Зимин.

    Вслед  за  шинелями  несут  лопаты,  дальномеры  в  чехлах,  буссоли  с раздвижными  треногами,  прицельные  приспособления,  стопки  целлулоидных артиллерийских кругов с  логарифмическими  линейками.  Это  обычная  жизнь училища в предобеденный перерыв, у этой жизни - свой смысл.

    Сейчас капитан стоит в вестибюле, смотрит вокруг и стягивает  перчатки: он только что вернулся  с  плаца.  Дежурный  по  дивизиону,  при  шашке  и противогазе, не отрывает от него ждущих глаз  и  с  преданной  готовностью выпячивает грудь.

    -  Попросите  ко  мне  в  канцелярию  лейтенанта  Чернецова,  курсантов Дмитриева и Брянцева!

    Дежурный бросается бегом к лестнице и командует с усердными  голосовыми переливами:

    - Лейтенанта Чернецова, курсантов  Дмитриева  и  Брянцева  к  командиру первой батареи!

    -  ...перво-ой  батареи!..  -  разноголосым  эхом  покатилась  команда, подхваченная дневальными на этажах.

    Капитан поднялся по стертому ковру на четвертый этаж,  в  батарею,  где тихо, безлюдно - все ушли в столовую.  Безукоризненно  натертые  паркетные полы празднично  мерцают;  кровати  и  тумбочки,  педантично  выровненные, отражаются в паркете, как в воде:

    Везде на кроватях лежат свернутые шинели: в столовую курсанты  ходят  в одних гимнастерках.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту