Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

9

волосы упали  на щеку. Возбуждение прошло, и в теплой  комнате  после  мороза  ее  охватила такая сладкая истома и так горели щеки, что хотелось  положить  голову  на стол и отдаться легкой дреме. Какая-то отдаленная музыка звучала в ушах  - или, может быть, это казалось ей, - веки  смыкались,  и  все  мягко  плыло куда-то.

    - Да у нее глаза спят! - громко сказал Василий Николаевич.  -  А  ну-ка марш в постель!

    - Нет уж! И не собираюсь!  -  Валя  тряхнула  головой,  выпрямилась.  - Знаешь, в госпитале на дежурстве  я  привыкла  дремать  чутко,  как  мышь. Хочешь, я повторю твою последнюю фразу: ты говорил...

    - О чем? - усмехнулся Василий Николаевич. - О танцах, по-видимому?

    - Ох, совсем в голове все смешалось!  -  Валя  встала.  -  Разве  можно спрашивать сонного человека?

    - Ты угадала, - сказал он. - Это несправедливо.

    Нахмурясь, он медленным движением загасил папиросу в пепельнице,  снова налил себе водки. Тетя Глаша пристально-внимательно смотрела на  рюмку,  а Валя спросила с настороженностью:

    - Почему ты пьешь?

    Он ласково взял Валю за подбородок, заглянул в глаза.

    - Так, хочется. Тебе это мешает? Я пью за тех, кому не повезло.

          3

    Первый дивизион артиллерийского училища, в котором капитан  Мельниченко командовал батареей, формировался две недели и только несколько дней назад приступил к занятиям. Сформированный из фронтовиков,  артспецшкольников  и людей из "гражданки", весь дивизион в первые дни имел  разношерстный  вид. Фронтовики,  прибыв  в  глубокий  тыл  прямо    с    передовой,    ходили    в обхлюстанных, прожженных, грязных шинелях, в примятых, выбеленных солнцем, смоченных дождями пилотках: в  осеннем  наступлении  некогда  было  менять обмундирование, старшины едва успевали догонять батареи, проклиная грязь и дожди.

    Серебристый звон орденов и медалей весело наполнял  классы  и  огромные коридоры.

    Среди  особенно  молодых  были  и  такие,  которые,  не    думая    долго задерживаться в тылу, так и не расставшись с оружием на  фронте,  привезли его с собою в училище - главным образом трофейные парабеллумы,  "вальтеры" и офицерские кортики - оружие, которое аккуратные  фронтовые  старшины  не успевали брать на учет. По приказу это трофейное  и  отечественное  оружие сдали в первый же день. Сдал свой новенький "ТТ" и Борис Брянцев -  провел пальцами по рукоятке, задумчиво сказал: "Что ж, пусть отдохнет,  авось  не отвыкнет    от    хозяина",    -    и,    передавая      пистолет      Мельниченко, полушутливо-полусерьезно поцеловал полированный металл.

    До свидания, оружие! До свидания! Все воевавшие с сорок первого и сорок второго года были твердо уверены, что им еще придется заканчивать войну.

    Однако капитан Мельниченко знал, что ни ему, ни его батарее, ни  одному курсанту из училища не придется уже вернуться на фронт. Перед отправкой  в тыл из разговора с  членом  Военного  совета  армии  он  хорошо  понял:  в глубоких тыловых городах создается офицерский корпус мирного времени. И  в середине декабря 1944 года вместе с эшелоном фронтовиков капитан прибыл  в Березанск. Он попросил назначение в училище того города, в котором жил  до войны.

    Новый год прошел, наступили будни и, как  ни  тяжело

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту