Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

2

ее  взгляд.  - Одну разведку. И Новый год под Житомиром, вернее - под хутором  Макаровым. Нас, двоих артиллеристов, тогда взяли в поиск...

    - И что же было дальше?

    - Мы благополучно прошли  нейтралку,  подползли  к  немецким  траншеям. Когда ползли по нейтралке - ни одной  ракеты.  Ни  выстрела.  Спрыгнули  в немецкую траншею - везде пусто, тихо. Только огоньки видны сквозь снег,  и кажется: где-то поют. У немцев, оказывается, сочельник. Подошли к крайнему блиндажу. Ни одного часового. Из трубы искры летят. Заглянули в  окошко  - видим: на столе картонная елка, на ней свечи, пятеро немцев сидят вокруг и поют.  Мы  поставили  сержанта  часовым  у  блиндажа  и  сразу    вошли    в маскхалатах, с автоматами. Все в снегу - просто привидения. Немцы  увидели нас, разинули рты и замолчали. Смотрят на нас и ничего не могут понять.  В общем, видим: самый старший  в  блиндаже  -  обер-лейтенант,  и,  конечно, командуем: "Оружие сдать! Идти за нами!.." И тут обер-лейтенант опомнился: "Это русские!" - и за парабеллум. Один  из  нас  ударил  его  гранатой  по голове, и  он  упал.  В  эту  минуту  мы  испугались  одного  -  за  жизнь обер-лейтенанта, он был ценным "языком".

    - А что вы сделали с остальными? - спросила Валя.

    -  Когда  обер-лейтенант    упал,    остальные    немцы    открыли    огонь. Обер-лейтенант был самым крайним к нам. Мы подхватили его и -  в  траншею. Вот и все.

    - А немцы?

    - Когда мы отошли метров на пятьдесят, у них поднялся  шум,  вслед  нам стали бить пулеметы, но вслепую - метель была страшная...

    Трамвай катился по улицам, мерзло визжали колеса;  Валя  наклонилась  к протертому "глазку", который уже весь густо налился холодной синью: то  ли светало, то ли перестал снег, и луна засияла над городом.

    - Ну вот, проехали две лишние остановки, -  внезапно  сказала  Валя.  - Слезаем.

    Они  вышли  на  углу  возле  аптеки  с  темными  окнами.  На  хрустящем голубоватом снегу сразу увидели свои тени и  длинные  тени  тополей.  Было необычайно тихо, так бывает только  после  снегопада.  Накаленная  холодом высокая январская луна стояла над городом в чистом, студеном небе,  и  вся пустынная улица, заваленная сугробами, была видна из конца в конец.

    Валя медленно шла, глядя себе под ноги,  иногда  сдергивала  с  пальцев перчатки, затем снова натягивала их.

    - Как вы просто говорили о войне, - сказала она. - Ужасно ведь это...

    Они шли по лунным глухим  переулкам,  мимо  залепленных  свежим  снегом домов. Валя сказала в воротник:

    - Что же вы молчите?

    - Слушаю, - грустно ответил Алексей. - Слушаю скрип снега... Весь город спит... А мы с вами не спим. Тишина во всем мире.

    - Возьмите меня под руку, -  неуверенно  проговорила  Валя.  -  Видите, сугробы?

    Он взял Валю под руку и почувствовал ее дрожь.

    - Вам холодно?

    - Нет.

    Он сейчас же снял свои перчатки.

    - Наденьте, они меховые. Вам будет теплей. А то сначала замерзают руки, потом замерзаешь весь. Я знаю.

    - А как же вы?

    - Я привык. Честное слово.

    - Хорошо, давайте ваши перчатки,  -  не  сразу  сказала  она.  -  А  вы подержите мои.

    Он со странным чувством взял ее перчатки, усмехнулся, сунул в карман.

    - Очень маленькие перчатки у вас...

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту