Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

1

    Танец кончился; смеясь и разговаривая, они сели на диван. Валя  как  бы случайно скользнула по лицу Алексея вопросительным взглядом, и он  услышал ее голос:

    - А кто он? Этот, весь в орденах?

    - Андрей Болконский в байроническом плаще, -  не  задумываясь,  ответил Борис и весело подмигнул в его сторону.

    Услышав это, Алексей сначала подумал, что говорили не о нем, но  сейчас же понял, что говорили именно о  нем:  она  смотрела  на  него.  Тогда  он подошел к Вале, сказал, преодолевая стеснительность:

    - Простите, этот остряк знает мое имя около трех лет.

    - Он всегда прав, Валенька, - преувеличенно серьезно произнес  Борис  и отошел к Майе Невской.

    - Вот как? - Она подняла глаза, и Алексей увидел, как ее маленькое  ухо с нежной мочкой залилось румянцем. Она движением головы  откинула  светлые волосы со лба и с шутливым  видом  протянула  руку:  -  Меня  зовут  Валя. Фамилия моя - Мельниченко. Только к вашему комбату Мельниченко я  никакого отношения не имею. Об этом Борис уже спрашивал.

    - Но я и теперь не знаю, кто вы.

    - Кто я? Я - вольная синица, что море подожгла. -  Она  тотчас  встала, спросила, глядя ему в глаза: - Вы, конечно, танцевать не умеете?

    - Научите, - ответил он.

    Когда глубокой ночью расходились от Майи  Невской  и  долго  со  смехом толкались в тесной передней, разбирая пальто, галоши, боты, оказалось, что Валино пальто висит под шинелью Алексея, и он,  не  спрашивая  разрешения, помог ей одеться, сказав:

    - Я вас провожу. Можно?

    - Попробуйте, - ответила она с удивлением, однако подумала и, натягивая перчатку, добавила: - Что же, проводите, если вы такой храбрый...

    И вот теперь он провожал ее, и совершенно одни среди  снегопада  стояли они на  трамвайной  остановке  -  за  незначительными  словами  скрывалось любопытство.

    - Так сядем? - спросила она. - Или потопаем пешком?

    - А вы? Хотите пешком?

    - Нет, лучше доедем до Лесной. Устала очень. Вот возьму сейчас и сяду в сугроб и буду сидеть, пока трамвай подойдет...

    - Пожалуйста, - сказал Алексей.

    Они сели в трамвай. Вагон был  пустой  и  холодный,  морозно  светились мохнатые,    заиндевевшие    стекла,    кое-где    к    ним    были    прилеплены использованные билетики -  следы  вчерашней  новогодней  сутолоки.  Старик кондуктор, в перепоясанном тулупе, в валенках с галошами, спал, уткнув нос в поднятый воротник, изредка поеживаясь, заспанно  бормотал  наугад  "Парк культуры" и снова втягивал голову в мех. Все в вагоне скрипело от  мороза, сиденья были ледяными.

    Валя подобрала вокруг ног пальто, сказала:

    - Конечно, за билеты платить не  будем.  Поедем  "зайцами".  Тем  более кондуктор видит новогодние сны!

    Одни в этом пустом трамвае, они сидели напротив и так  близко  друг  от друга, что шинель Алексея задевала Валины колени. Валя вздохнула,  потерла перчаткой скрипучий иней окна, подышала; пар ее дыхания пополз по  стеклу, коснулся лица Алексея - чуточку повеяло теплом. Валя протерла "глазок":  в нем редко проплывали мутные пятна  фонарей.  Потом  отряхнула  перчатку  о колени и, выпрямившись, подняла близкие глаза, спросила серьезно:

    - Вы что-нибудь сейчас вспомнили?

    - Что я вспомнил? - проговорил Алексей, в упор встретив

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту