Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

243

И он прохрипел, ощущая губами соленое железо радиатора:

    - Под машину... Под машину, Ася! С девочкой... Под машину!

    Он улавливал воющий, нечеловеческий крик, и  как  будто  в  зрачки  ему лезло лицо женщины с развалившимися на  два  крыла  черными  волосами,  ее раздирающий вопль:

    - Сам ушел и детей моих унес! А-а!..

    И голоса сквозь звон в ушах:

    - Товарищи! Товарищи! Назад! Мы не пойдем! Милиция! Остановите!

    - Людей... что сделали с людьми?

    - Кто виноват? Кто виноват? Кто виноват во всем?

    И еще голос:

    - Стойте! Стойте!..

    Потом все исчезло, и пустота понесла его.

    Он хрипел в эту пустоту:

    - Ася... Ася... Под машину! Под машину!..

    А из  сплошной  темноты  накатывался,  ревел  шум  моря,  и  он  ногами чувствовал удары в сотрясающиеся от грохота камни,  и  ноги  скользили  по камням к краю высоты. Он хотел отклониться назад, найти  точку  опоры,  но его подхватило потоком, как шерстинку, понесло между  грифельным  небом  и бурлившей пустыней  океана  в  ревущий  хаос  каких-то  разорванных  немых голосов, в  месиво  приближающихся  из  какого-то  темного  коридора  лиц, раскрытых ртов, поднятых рук. И в этом каменном  коридоре  что-то  кишело, двигалось, падало, задыхалось в судорожных рыданиях: "Остановитесь!"

    Он знал, что сейчас  умрет  -  чувствовал  теплую  солоноватую  струйку крови, стекающую у него изо рта, он  глотал  ее,  закрыв  глаза,  стараясь спокойно понять, кто виноват в его смерти, кто  это  сделал  и  почему  он должен умереть. Он лежал,  истекая  кровью,  среди  сумеречного  поля  под трассами  крупнокалиберных  пулеметов,  различая  близкие  голоса  немцев, шагающих на негр.  Надо  было  немного  отклонить  тело,  собрать  усилием расслабленные мускулы, вытащить пистолет из нагрудного кармана,  затекшего чем-то липким, вязким.  Он  нащупал  скользкий  пистолет.  Он  был  словно обмазан жиром. Пальцы нашли  спусковой  крючок  -  последнюю  пулю  всегда оставлял для себя, и сейчас не страшно было умирать.

    Он остался один на нейтралке, не дополз к своим  -  и  все  ближе,  все громче раздавались над головой шаги немцев. И он слабыми рывками приближал пистолет к виску, стараясь приподняться на локтях  и  выстрелить  точно... Руки подкосились - он упал лицом в жесткую землю, и в  эти  минуты  чьи-то знакомые, прохладные ладони повернули его голову, стали гладить по  щекам, по лбу, кто-то плакал, кричал и звал его на помощь из каменного  коридора, из хаоса голосов, из опрокинутого пепельного неба:

    - Костя!.. Костя!..

    А он не мог уже пошевелиться. Его качало, волокло куда-то, затем  нечто серое,  тусклое  разверзнулось  перед  ним,  и  где-то  звенело  тягуче  и непрерывно  по  железу,  и  он  подумал,  что  смерть  -    это    железное, бесконечное, с набегающим в уши звоном.

    Но то, что показалось ему, не было смертью. Он лишь на несколько  минут потерял сознание от удара боком и головой о железо машины.

          16

    - Ася!

    Он раскрыл глаза, приподнялся на локтях - и сейчас же  упал  спиной  на подушку. Он лежал, чувствуя колючую живую боль  в  боку,  слышал  какие-то звенящие звуки, легкие, брызжущие, и сначала подумал, что  это  обморочный звон в ушах. Но сознание уже было

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту