Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

237

Это был голос Соловьева? Он говорил! Его голос. Неужели он симпатизирует  мне? После того разговора? Соловьев? Зачем? Что ему? Для чего?"

    Константин с туманной головой начал ходить по комнате, не понимая и  не зная, что нужно делать теперь, лишь чувствуя, что  его  удушливо  опутало, как сетями, что он не может решиться сейчас на что-то, ничему не веря уже.

    "Неужели? Не может быть!.. И это - правда? - подумал он. -  Все  равно! Все равно!.."

          15

    - Да, умер...

    - Чего сказываешь, гражданин? В платке я, не слышу.

    - Умер, говорю, Сталин. Не приходя в сознание.

    - Го-осподи! А я слышу - музыка... Из Воронежа ведь я, у сродственников остановилась... Утром встала, брательник на работу собирается. "Плохо",  - говорит. А я-то говорю: "Разве врачи упустят?" Упустили!..

    - Мамаша, не мешайте! Если идете -  идите!  Со  всеми...  А  вы  -  под ногами!

    - Бегут, что ли, впереди?

    - Да нет. Стоят. Милиция порядок наводит.

    - Когда диктор сообщал, голос так и дрожал. Говорить не мог...

    - Как вам не  стыдно,  товарищ?  Со  стороны  пристраиваетесь!  Колонна оттуда идет! Во-он, оглянитесь!

    - Это что же, родимые, его смотреть?

    - ...Да, не приходил в сознание...

    - Сто-ой!.. По трое бы построились! Товарищи, товарищи!

    - Оживятся они сейчас... Рады!

    - Как же мы теперь без него? Как же мы жить-то будем?

    - Кто оживится?

    - Да всякая международная сволочь. Как раз тот момент, когда они  могут начать войну...

    - Американцы соболезнование не прислали.

    - Куда же смотрела медицина? Лучшие профессора!

    - К сожалению, он был не молод. Здесь, видите ли, и медицина бессильна. Как врач говорю.

    - Кто после Аллилуевой был его женой?

    - Да кто-нибудь был...

    - Что-о? За такие слова - знаете? В такой день - что говорите?

    - Я ничего не сказал, товарищ...

    - Что было бы с нами, если бы не он тогда...

    - Впереди есть милиция?

    - Когда война началась, выступал. Волновался. Боржом наливал. По  радио слышно было, как булькало...

    - Иди рядом со мной. Не отставай!

    - Верочка, не плачь! Не надо, милая.  Слезами  сейчас  не  поможешь.  Я прошу тебя.

    - Гражданин, это ваш сын? Смотрите, у него  снялась  галошка!  Промочит ноги.

    - Я на всех стройках... И в первую пятилетку, и потом...

    - Социализм вытащил...

    - Когда брата в тридцать седьмом арестовали, он Сталину письмо написал.

    - Ну? Что вы шепотом?.. А он...

    - Не передали ему, видать, секретари.

    - Девочка, где твоя мама? Ты  одна?  Слушайте,  чей  это  ребенок?  Чей ребенок?

    - Дедушка Сталин умер, да? Я пойду смотреть. А мамы нет дома.

    - Господи! Иди сейчас же домой! Ты потеряешься! Что же это происходит?

    - Те улицы оцепили. И проходные дворы. Народу-то...

    - От Курского вокзала...

    - Неужели Манеж перекрыли? Через Трубную?

    - Слово у него было твердое. Много не говорил.

    - В праздники на Мавзолее стоит, рукой машет...  А  последнего  Первого мая его не было...

    - Как это не было? Я сам видел.

    - Да, проститься.

    - Я с сорок первого... Ничего, дойду на костыльке. Всю войну на ногах.

    - Что там? Опять побежали?

    - Вы ничего не видите? Почему остановились?

    - Почему остановились?..

    - Какие-то машины, говорят,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту