Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

235

тысяче  рублей,  которыми  ты  хотел  купить  свое молчание. Ты помнишь, как просил у меня тысячу рублей и  обещал,  что  все будет в порядке?

    - Пусти! Какие деньги? Сволочь! Пусти-и! - придушенно выдохнул Михеев и вдруг озлобленно, разевая рот, двумя кулаками пнул  Константина  в  грудь, стремясь оттолкнуть его от выхода  из  закутка,  пронзительно  крикнул:  - Врешь! Пусти, душегуб!.. Бешеный! Не хочу! Уйди, гад! Пусти-и!..

    - Заткнись, гнусная морда! - Константин схватил его за борта полушубка, всем телом притиснул к стене, подавляя желание ударить, тряхнул так, что в горле Михеева екнуло. - Молчи, харя! И запоминай,  что  говорят!  Отвечай, шкура, запомнил? Запомнил?

    Лицо Михеева расплывалось блином; он горячо дышал в губы Константина и, ворочая шеей, прижатый к стене, мычал, зрачки чернели, перебегали точками; и Константин, испытывая отвращение и ненависть, повторил:

    - Запомнил, сволочь? Иди еще не дошло?

    - А-а! Пусти-и! Пусти-и!..

    Михеев с неожиданной яростью забился в  его  руках,  ударил  коленом  в живот, и Константин, превозмогая острую  боль  в  паху,  притянул  его  и, выругавшись, изо всей силы кинул спиной к стене, подальше от себя - он  не хотел драки, зная, что может не удержаться от нее.

    Охнув, Михеев сполз по стене на пол и, раздвинув ноги в бурках, кашлял, задыхаясь, выдавливал вместе с кашлем:

    -  Убить  захотел?  Убить?  Я  тебя    упеку!..    Пистолет    у    тебя... разговорчики. Я тебя...

    - Что-что! - крикнул Константин и бросился к нему. - Что ты сказал?

    - Не трожь! - взвизгнул Михеев, засучив бурками по грязному полу.  -  Я ничего не говорил!.. Не говорил я! Убить хочешь?.. Не трожь!

    "Похоже. Очень похоже, - подумал Константин. - Так и Быков".

    - Убить?..

    - Этого мало, сволочь!

    - Чего вас тут надирает? Что за крик еще? - раздался  голос  в  проходе закутка.

    Константин  оглянулся  и  тут  увидел  торопливо  входивших  в  закуток насупленного Плещея, Акимова и вместе с ними  весело  изумленного  Сенечку Легостаева, как  бы  всем  лицом  своим  ожидавшего  скандала.  Константин сказал, сдерживая голос:

    - Вот визжит парень непонятно почему...

    - Что тут еще, Костя? Что этот... упырь  на  полу  загорает?  -  мрачно спросил Плещей, быстро окидывая, глазами обоих из-под  сросшихся  лохматых бровей. - Разговор? А крик зачем? На весь гараж!

    - Был разговор. По душам, - ответил Константин  и  кивнул  на  Михеева, медленно  вставшего,  злобно,  со  всхлипами  сморкающегося  в  скомканный платок. -  Илюшеньке  захотелось  посидеть  на  полу,  охладить  поясницу. Странности у него. Во  время  серьезного  разговора  садится  на  пол.  Не удержишь.

    Сенечка Легостаев захохотал,  нагло  показывая  стальные  зубы;  Акимов испытующе поглядел на Михеева, затем на Константина и потупился.

    - Бывает, - равнодушно произнес Плещей и сплюнул с непроницаемым видом, словно ничего не заметил  здесь.  -  Иногда  полезно  бывает  задний  мост охладить. Только крика не надо. Лишнее!

    Не подняв головы, Михеев по-бычьи протиснулся к выходу между Плещеем  и Акимовым, вышел из закутка и заплетающейся походкой двинулся к  машинам  в сопровождении Сенечки Легостаева, который, ухмыляясь, спрашивал его:

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту