Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

233

мол, виноваты!..

    - Я что, Федор Иванович? Я не болтал такое...

    - Да ты, может, и нет. Ну а чего ты  сразу  задом  заюлил-то,  Семенов? Чего скис? Чего перепугался?

    И в это время Константин  через  головы  шоферов  увидел  повернутое  к диспетчеру Семенову грубоватое и заметное оспинками лицо Плещея, сидевшего на скамье; рядом молчаливо сидел Акимов,  ресницы  опущены,  белые  волосы зачесаны назад. Плещей сказал грустно Семенову:

    - Разное болтают, брат. Это я тебе как коммунист говорю. Чешут  языками направо и налево, озлобляют  только  всех.  Всегда  виновных  ищем!  -  Он крепким хлопком выбил сигарету из мундштука. - Так, Михеев,  или  не  так? Чего ты на меня из-за Семенова, как на огонь, смотришь? Это  ты,  что  ли, тут утром болтал, что Сталина врачи отравили? Значит, как -  профессора  в ответе?

    - Вы, Федор Иванович, больно уж как-то неполитично говорите, -  ответил надтреснутым голосом Михеев, моргнув, как на яркий свет, глазами.

    - А ну - конкретно! В чем?  -  рокотнул  Плещей,  упираясь  кулаками  в колени.

    Михеев заговорил угрюмо:

    - Разве о вожде народов кто болтает? Любили мы его,  как  отца.  И  так далее. Вы, как секретарь партийной организации,  объяснение  людям  должны дать. А вы только людей высмеиваете, рты зажимаете. Семенову вот... Я, как беспартийный гражданин, даже не могу согласиться с вашим объяснением.

    Плещей с зорким удивлением коротко остановил взгляд на Михееве и грузно ударил кулаками по своим коленям.

    - Сосунок! Телецок вислоухий! - зарокотал Плещей насмешливо. - Ты  меня будешь учить политграмоте! Когда ты задуман был на печке, я уже  в  партию вступил, Ленина видел, пятилетки строил. Ты что же, Михеев, ответственней, значит, коммунист, чем я? Значит, ты патриот и стоишь  на  страже?  А  ты, круглая голова, два  уха,  по-русски  слово  "правда"  знаешь!..  Здорово, Костя! - в наступившем молчании, точно остыв и уже  мягче  сказал  Плещей, заметив Константина, подошедшего в эту минуту сбоку  Михеева;  и  взглянул Акимов, обрадованно поздоровавшись движением век;  стали  оборачиваться  к Константину лица шоферов. - Садись с нами, Константин! Где же  пропадаешь? В  обрез  что-то  приходить  начал,  не  видно  тебя  совсем,    кореш!    - грубовато-ласково проговорил Плещей и раздвинул место на  скамье  рядом  с собой и Акимовым. - Посиди-ка, расскажь  что-нибудь,  а  то  тут...  мозги растопырились!

    - Действительно, пропадаешь где-то, Костя, - сказал Акимов.

    Но Константин не успел  ответить,  кивнуть  Плещею,  Акимову,  знакомым шоферам  -  на  секунду  встретился  с  глазами  Михеева,  невыспавшимися, красными, стоячими, как у птицы ночью,  потом,  словно  кто-то  махнул  по глазам Михеева, мгновенно застлал тенью, - зрачки скользнули книзу.

    - Здорово, Илюша! - проговорил Константин. - А я тебя искал вчера. Или, говорят, ты меня искал? Простите, ребята!  -  прибавил  он,  обращаясь  ко всем. - Я  одну  минуту!  Он  давно  хочет  со  мной  поговорить.  Но  без свидетелей. Пошли, Илюша! Я готов.

    - Заболел? Отстань, дурак! - презрительно сказал Михеев.

    И, багровея, заплетаясь бурками, как-то угловато  пошел  от  курилки  к машинам, словно бы ожидая удара от Константина, который

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту