Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

226

дверь. - Сопливая наивная девчонка! Куда ты  запускаешь  глаза?  Где  твоя вежливость? О-о! Думать! В  первую  очередь  человек  должен  думать!..  - Берзинь постучал указательным пальцем себе в лоб. - Мы живем в коллективе. Мы должны уважать соседей. Мы уходим из сарая!

    - Папа! - закричала Тамара возмущенно. - Не кричи! Мне стыдно за  тебя! Почему ты боишься? Если  у  тебя  не  хватает  смелости,  я  сама  объясню Константину Владимировичу!  Константин  Владимирович!  -  Она  перешла  на шепот; - Константин Владимирович... Сегодня...  мы  брали  дрова...  И  вы знаете... у нас...

    Константин обернулся.

    "Не говори! - хотелось сказать Константину. - Я все  понял.  Не  говори ничего!"

    Он стоял, покусывая усики, смотрел на растерянно моргавшего Берзиня, на - шатающийся язычок свечи, на Тамару, доказательно прижавшую руку к груди. И сказал вполголоса:

    - Что "знаете"?

    Он не мог  объяснить  сам  себе,  почему  так  открыто  выговорил  "что "знаете?", и, сказав это, переспросил:

    - Не понимаю, что - знаете? О чем вы, Тамара?

    - Паршивая девчонка! Что ты говоришь, не слышали бы мои уши! -  Берзинь махнул кашне вокруг воротника, грубо дернул Тамару  за  рукав.  -  Что  ты говоришь  Константину  Владимировичу?  Мы  уходим,  сию    минуту    уходим, Константин Владимирович! Вам  не  стоит  слушать  ее  болтовню.  Стоит  ее послушать - и можно повеситься!

    - Ах так! Так, да? - сказала Тамара зазвеневшим голосом. - Ты трус!  Ты боишься самого себя! Вот смотрите, Константин Владимирович, что мы нашли в сарае! Под этими дровами! Кто-то спрятал здесь! Смотрите!

    Она отшвырнула поленья, выхватила маленький серый сверток из-под  дров, шепча: "Вот-вот", и, не сняв  варежки,  стала  торопясь  и  вместе  с  тем боязливо разворачивать его. Конец пухового платка мешал  ей,  путаясь  под руками, и в следующую секунду сверток выскользнул из ее рук.  Пистолет  со стуком упал  в  щепу.  Аккуратные  фетровые  валенки  Тамары  стремительно отскочили в сторону от упавшего  в  щепу  "вальтера".  Берзинь,  страдающе охнув, схватился за голову.

    - Что ты делаешь? Он заряжен патронами!.. Можно сойти с ума!

    - Он заряжен пулями, - сказал Константин.

    - Что? - удивился Берзинь.

    - Пулями, - сказал Константин, глядя на "вальтер".

    В щепе он тускло и масляно отливал металлом при огне свечи.

    Аккуратные валенки Тамары  приблизились  к  пистолету  и  замерли.  Она сказала:

    - Вот!..

    - Пулями, - проговорил Константин.

    - Что? - спросил Берзинь потрясение.

    - Пулями, - повторил Константин, - которые убивали на войне.

    Усмехнувшись  скованными  губами,  он  поднял  пистолет  и,  когда  уже привычно держал на ладони  этот  зеркально  отполированный,  изящный,  как детская игрушка, кусок металла, на миг почувствовал, как твердая  рукоятка его, тонкая и влитая спусковая скоба плотно  входят  в  ладонь,  передавая руке холодную  щекочущую  жуть,  таившуюся,  запрятанную  в  этом  круглом стволе, - стоит лишь сделать усилие, нажать спусковой крючок...

    Он услышал в тишине носовое дыхание Берзиня, скрип щепы под валенками - и тут же увидел в глазах Берзиня и Тамары, как бы вмерзших в  одну  точку, страх  ожидания  близкой  опасности,  исходившей

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту