Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

65

везучим командиром орудия - пришел во взвод  в  дни  форсирования  Днепра, ранен не был ни разу, и награды нетрудно находили его,  не  затериваясь  в долгих госпитальных поисках.

    Меженин, загадочно щурясь, небрежно бросил руку к виску, усмехнулся:

    - Гутен морген, товарищ лейтенант, одно дело к вам есть. Посоветоваться не мешало бы. А?

    Никитин посмотрел на сырые сапоги, на потемневшие в росной влаге погоны командира орудия и удивленно спросил:

    - Вы что... не спали со взводом? Где вы были, сержант?

    - У фашисточек не был. Хотя они, стервочки, сами лезут, -  заговорил  с дерзкой твердостью Меженин, нисколько не оправдываясь,  а  только  уточняя дело. - Идешь по  улице,  а  они  из  окон  пальцами  показывают  и  жесты всякие...

    - И" что же? Где вы были ночью?

    Никитин взял с кресла ремень, приятно гладкий,  отполированный,  ощутил теплый кожаный запах и, наслаждаясь прежним чувством  здоровья,  молодости хорошо выспавшегося человека, затянул ремень на талии.  Затем  подвинул  к боку тоже теплую кобуру пистолета, подошел к зеркалу и стал причесываться, сделав строгое лицо. Ему не хотелось сейчас выговаривать Меженину за явное его отсутствие  во  взводе  без  разрешения,  портить  настроение  бодрого весеннего утра, и это была наигранная строгость, чтобы чем-то напомнить  о пока никем не отмененной еще дисциплине, несмотря на отдых и  бесприказное положение батареи.

    Меженин  был  старше  его  на  девять  лет,  опытнее,  гораздо  сильнее физически, обладал умением  подавлять  подчиненных  ему  солдат  вспышками грубой насмешки, и подчас - один на один с  командиром  орудия  -  Никитин испытывал неудобство и раздражение от его выпирающей, незастенчивой силы.

    - И что же? -  повторил  Никитин,  кончив  причесываться,  и  увидел  в зеркале наведенный ему в затылок светлый независимый  взгляд  сержанта.  - Что хотите ответить, Меженин?

    - А я вот хочу спросить... Вы, товарищ лейтенант, в грошах немецких и в часиках кумекаете что-нибудь?

    - Неясно, - Никитин дунул на расческу. - Вы о чем?

    - Айн момент, товарищ лейтенант.

    Меженин вышел за дверь и тотчас внес с площадки лестницы и  опустил  на пол брезентовый мешок, не до конца  застегнутый  металлической  "молнией", лиловые остатки раскрошенной сургучной печати висели на суровых  нитках  в той части сломанной наполовину "молнии", где недавно, видимо,  был  сорван опечатанный замочек. Меженин присел к мешку и, снизу безгрешно  глянув  на нахмуренного Никитина, узловатой рукой, на которой виднелась старая  синяя наколка "Шура", дернул "молнию". Из  раздвинутого  мешка  вынул  несколько толстых, склеенных желтой полоской пачек  купюр,  положил  их  на  кресло, после чего достал маленькую изящную коробочку,  в  каких  ювелиры  продают серьги и кольца, вытянул оттуда на узком ремешочке серебристые часики.

    - Гляньте, товарищ лейтенант, штамповка  или  не  штамповка?  -  сказал Меженин, невинно  прикрывая  ресницами  глаза.  -  Вы  по-немецки  малость петрите, тут на циферблатике  какая-то  фиговина  по-ихнему  написана.  По футляру если... штамповка не должна быть.

    - Где вы это взяли? Откуда?

    Меженин  невозмутимо  помотал    часами    на    ремешочке,    подышал    на фосфорический

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту