Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

222

    Спотыкаясь, весь потный, он  перешел  пути  под  опущенным  шлагбаумом, низко над землей басовито звенели телеграфные провода,  светящиеся  полосы рельсов уходили в раздвинутый впереди коридор лесов.

    Отдыхая,  поворачиваясь  боком  к  ветру,  он  поднялся  на  платформу, по-ночному  освещенную  тусклым  островком  вздрагивающих  фонарей.  Ветер хлопающим громом налетел на деревянное  зданьице,  холод  пронизал  потное тело - и, затягивая шарф, ускоряя шаги, он вошел под крышу станции.

    Тут, казалось,  теплее  было,  покойнее,  стояли  изрезанные,  щербатые скамейки, за окошечком кассы занавесочка висела,  чуть  шевелилась:  ветер пробирался и туда. Константин, придерживая поднятый воротник,  поискал  на стене расписание.

    - Ждешь, дядя, никак электричку? - послышался голос за спиной.

    Константин обернулся.

    - А?

    В дальнем углу на скамье под лампочкой сидел плотный небритый парень  в кожаном пальто и рядом  другой  -  узкоплечий,  с  мальчишечьим  лицом,  в телогрейке, в ватных  брюках.  На  скамье  перед  ними  -  бутылка  водки, раскрытые консервы, оба деловито ели ножами из банки. Оглядев Константина, парень в кожанке отпил глоток из бутылки, передал ее узкоплечему.

    - Когда... электричка в Москву? - спросил Константин.

    - Неграмотный, дядя? - Узкоплечий,  жуя,  подошел  к  расписанию,  стал водить, как указкой, кончиком ножичка по столбцам, обернул свое  подвижное мальчишечье лицо и, смешливо пришепетывая, произнес  сквозь  щербинку  меж зубов: - В пять утра первая... Бабушка,  дедушка.  Точно  запомнил  время, усики? Грузин?

    - Пошел к черту, - проговорил Константин. "В пять утра... В пять!"

    - Иди, Вась. Рубай, - вялым голосом позвал парень в кожанке.

    Константин, согревая руки в карманах, прислонился плечом  к  деревянной стене, лихорадочно соображая, что делать сейчас, - и смотрел на  жующих  в углу парней, но смутно видел их лица.

    Они ели молча.

    "Значит, в пять. Значит, в пять утра? Ждать до утра?"

    Ветер  налетел  на  платформу,  напоры  его  гулко  разрывались  вокруг станции, и донесся - может быть, почудилось - из  ночи,  из  хаоса  звуков слабый свисток паровоза, его тотчас смяло, унесло, как будто струйка ветра беспомощно пропищала в щели.

    - Бабушка, дедушка, - хохотнул паренек с мальчишечьим лицом. - Чего тут застыл, спрашивают? Садись в товарняк! Чего смотришь?

    Константин почти не разобрал то, что сказал парень,  только  показалось на миг, что он что-то понял особое, необходимое ему сейчас, - и даже руки, засунутые в карманы, налились млеющим нетерпением.

    "Только бы увидеть Асю... И - больше ничего. Только бы увидеть..."

    Парни кончили жевать, узкоплечий вытер лезвие о край скамьи, не отрывая смешливого взгляда от Константина.

    - Чего уставился, дедушка, бабушка? Не псих ты?

    Константин не ответил.

    Близкий свисток паровоза,  рвя  ветер,  несся  на  станцию;  Константин ногами почувствовал сотрясение пола и тут же рванулся к выходу, выбежал из деревянного  зданьица  в  пронзительный,  навалившийся    паровозный    рев, заложивший уши.

    По глазам полоснул  сноп  прожектора,  трехглазая  железная  громада  с грохотом, шипением мчалась, надвигаясь из ночи;  и  налетела  на  станцию,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту