Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

219

проследовала к печке, к багровому жару  в  поддувале,  села  за  поленцами березовых дров, притихла там, как в засаде.

    - У нас свет иногда дурит, - сказал Акимов. - Ветер  провода  замыкает, леший бы драл. Ну, добавим? - Он чокнулся с Константином  и  выпил  полный стакан, не закусил. - Вот что, Костя, - сказал он, подхватывая подушку.  - Куда сейчас поедешь? Жди Илью. На ночь он всегда возвращается. Я  не  буду мешать. Пойду спать, здесь есть комнатенка рядом. Можешь лечь на диван.

    - Я тебя не стесню?

    - Дьявольски воспитан ты.

    - Спасибо, Генька. Спокойной ночи. Я посижу покурю.

    Он проснулся от какого-то беспокоящего звука, давившего на  голову,  от внезапно толкнувшейся в сознании  четкой  и  острой,  как  лезвие,  мысли: случилось что-то! - и в первую секунду не сообразил, где он находится.

    В темноте гулко  гремело  железо  на  крыше,  звенели  стекла  в  мутно проступающей раме окна, несло холодом, -  и  он  понял,  где  он  и  зачем приехал. Лежал на диване и был одет - не помнил, как  прилег  здесь,  весь закоченел от дующего стужей окна, одеревенело плечо от неудобного лежания. Печь, видимо, давно погасла - одинокий уголек неподвижно тлел там, краснея в поддувале.

    Ветер обрушивался, бил по крыше, на чердаке тоненько попискивало, и как будто  глухо,  с  перерывами  кашлял  кто-то  под    полом,    -    и    вдруг продолжительный звонок донесся  снизу,  замер  в  глубинах  дома  и  вновь настойчиво прорезался на первом этаже бьющимся непрерывным звоном.

    "Звонят?"

    Константин нащупал на столе спички, зажег, осветил  часы,  одновременно прислушиваясь, было два часа ночи. "Кто это? Звонят? Михеев?"

    При свете огонька  зашевелились  в  комнате  предметы:  стол,  бутылки, тарелки на столе. Забелела газета на полу; неверный  свет  странно  оголял комнату, делая ее заброшенной, мертвой...

    Спичка обожгла пальцы, погасла, задушенная темнотой, и  Константин  все лежал на диване, напрягая слух, стиснув в кулаке  спичечный  коробок.  Ему послышались  людские  голоса,  возникшие  шаги    под    окнами,    и    снова продолжительный звонок забился в его ушах.

    "Кто это?"

    Он знал, что ему нужно встать, включить свет,  открыть  дверь  комнаты, спуститься по лестнице,  пройти  мимо  забитых:  комнат  первого  этажа  к тамбуру. Но он не мог сдвинуться с места,  встать  -  что-то  инстинктивно остановило его, подсказывало; что это не Михеев, это не мог  быть  Михеев, что там внизу, за дверями, было иное, и страх морозным холодом  пополз  по затылку, туго стянул кожу на щеках - отдавались удары крови в голове.

    Звонок на нижнем этаже оборвался.

    Весь дом был наполнен визгом, ветра, шорохами, по  двери  скребли,  как наждаком. И хлипко, ветхо скрипела лестница, приближались снизу осторожные твердые шаги, качали ее...

    Он подумал: "Это Акимов" -  и,  сжимая  в  кулаке  коробок,  смотрел  в темноту, ожидая - распахнется дверь, войдет Акимов, зажжет свет. Но  дверь на лестницу сливалась со стеной, никто не входил. Только скрипели шаги  по ступеням.

    - Акимов! Геннадий! - хриплым шепотом позвал Константин.

    Никто не ответил.

    И тут же в коротком затишье, между порывами ветра, услышал  равномерные звуки за стеной, приглушенный

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту