Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

215

Михеев вернулся с линии?

    Кассир Валенька,  курносенькая,  вся  светленькая,  перебирая  быстрыми пальчиками тощую пачку ассигнаций  -  ночную  выручку  Константина,  -  не задерживая пересчета, тряхнула кудряшками.

    - Друг без дружки жить не можете! Он сдавал деньги - о тебе спросил.  У него двоюродная сестра заболела. Торопился как бешеный. А ты, Костенька, у Акимова, у летчика, спроси. Он его за мойкой попросил посмотреть.

    - Благодарю, Валенька.

    И он не спеша двинулся к  мойке,  мимо  машин,  пахнущих  после  рейсов маслом, теплым бензином -  привычным  машинным  потом.  Завывание  моторов уходило на этажи гаража - и в эти звуки знакомо вплетался прохладный плеск воды в мойке, возле которой выстроились прибывшие из  ночных  смен  такси. Когда смолкали моторы, было слышно, как перекликались там голоса, звучные, как в бане.

    - Привет, Геннадий, привет, Федор Иванович! -  сказал  Константин,  еще издали завидев Акимова и Плещея около мойки.

    Акимов,  голубоглазый,  с  зачесанными  назад  белыми,  точно    седыми, волосами, в летной куртке на "молниях", рассеянно смотрел, как два мойщика - пареньки в рабочих халатах, - деловито суетясь, били струями из шланга в ветровые стекла. Федор Иванович Плещей,  посасывая  мундштук,  прокуренным басом покрикивал, торопя мойщиков: "Бегай, бегай, как молодой в  субботу!" - и его крупное, покрытое оспинками лицо было добродушно, массивная фигура стояла прочно на раздвинутых ногах.

    - Еще раз здоров, что ли! - прогудел Плещей и в знак приветствия двинул косматыми бровями.

    Акимов же ослепительно заулыбался.

    - Как дела, Костя?

    - Тебе известно, Геня, где Илюша?  -  спросил  Константин  и  подмигнул мойщикам. - Здорово!

    - Попросил проследить за мойкой, уехал к сестре - заболела, кажется,  - ответил Акимов. - Или день рождения у нее. Что-то в этом роде. Пусть едет.

    - Ну а зачем тебе этот долдон? - Плещей кашлянул дымом, ударом о ладонь выбивая сигарету из мундштука. - Нашел балаболку-дружка, знатока  масла  и аптек. Орел - вороньи перья!

    - Да что вы, Федор Иванович!  Парень  как  парень,  -  обиженно  сказал Акимов. - Я ведь его лучше вас знаю, вместе  живем.  У  всех  у  нас  есть слабости. И у меня. И у вас ведь есть, Федор Иванович...

    - Видел Иисуса Христа? - сказал Плещей. - А,  черт  тебя  съешь!  Тебя, брат, за доброту и наивность и из  авиации  выперли!  -  И,  заметив,  как покраснел и отвернулся Акимов, дружески тиснул его в объятии. - Ладно,  я, брат, как грузчик, рубанул, не на  паркетных  полах  воспитывался.  Ну  по кружке пивка в честь получки? А? Посидим, помолотим языками за жизнь?

    - Пожалуй, - согласился Константин.

    - Не вышло, братцы, гляди  на  выход!  Домашняя  орава  за  мной,  борщ стынет! Живите, братцы! Варька зорко оберегает меня от пива - толстею!

    Он, довольный, крякнул, косолапо и неуклюже загребая ногами,  пошел  от мойки между машинами. Навстречу ему в окружении четырех мальчишек  стройно шла в пуховом платке женщина средних лет, с  цыгански  смуглым,  когда-то, видимо, очень красивым лицом, узкие глаза обрадованно блестели Плещею.

    - Варька, молодец! Держи монеты! Есть свидетели - не выпил ни кружки! - Плещей беззастенчиво, на весь гараж

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту