Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

214

парка.

    Машина стояла впритирку, от работы мотора покачивался штырек антенны, и стекла, внутренность машины были в  багровом  освещении.  Раскрыв  дверцу, вынося  ногу  в  хромовом  сапоге  на  мостовую,    Гелашвили    рассерженно опрашивал:

    - Почему? Почему, я интересуюсь? Корабельников!.. Сидишь и  спишь?  Кто разрешил? На курорт приехал? План перекрыл?

    Гелашвили  был  в  новом,  белеющем  меховыми    отворотами    полушубке, щегольски сидевшем на его сильной, атлетической фигуре, как отлично сшитый костюм; правая рука толсто забинтована, покоилась на марлевой  перевязи  - кажется, вчера поранился в мастерской. Левой рукой  он  решительно  открыл заднюю дверцу Константиновой машины, спросил:

    - Что - план перекрыл? Молчишь? Что молчишь?

    Гелашвили, соединив в прямую линию брови, подозрительно осмотрел пол  и Сиденья, проверил, нет ли следов цемента или извести;  материалы  эти  для перевыполнения плана шоферы иногда прихватывали частникам на  коммерческих складах. А этого Гелашвили не прощал.

    - Говори - слушаю! - сказал Гелашвили, проверив и багажник. - Почему не работаешь? Когда смена кончается, в девять? Разучился  на  часы  смотреть? Самый образованный шофер  парка,  отличный  водитель,  в  пример  ставили! Пассажир ждет, скучает, а ты на курорте сидишь? (Это была излюбленная  его фраза.) Не дам! Разговор короткий!  Надоело  -  уходи,  плакать  не  буду! Лодырей не надо! Я таких шоферов в каждой подворотне  найду!  Ну,  говори, объясняй - слушаю! Куда смотришь? На меня смотри!

    - Может быть, я и уйду, - сказал Константин, глядя на  фабричные  дымы, плавающие среди утреннего неба. - Может  быть,  -  и,  посмотрел  в  глаза Гелашвили, накаленные, неотступные.

    - Воевал? - лающе спросил Гелашвили.

    - Опять уточняется анкета?

    - Ты как винтовку бросил! - крикнул Гелашвили, хищно сверкнув зубами. - Дезертир!

    Константин хмуро сказал:

    - Не будь вы директором парка... А впрочем, если вы повторите, я  найду не менее крепкие выражения...

    - Что повторить? Что? - крикнул Гелашвили. - Может  быть...  Подумаю!.. Начальства испугался? Струсил? Говори, а  я  от  правды  не  умру,  почему стоял? Ну как мужчина говори! Не кисейная барышня - может, пойму! Ну  что, пассажира ждал из этого дома? Объясни!

    И Константин понял: он хотел, чтобы было именно так.

    - Вы правы, жду, - ответил Константин.

    - Завтра перед сменой зайдешь! Всякие дурацкие слухи  ходят  о  тебе  - надоело уже слушать!

    Гелашвили сурово фыркнул, потом, сгибая атлетический торс, влез в  свою машину и что-то резко приказал шоферу.

    "Победа"  Гелашвили  расстелила  дымок  на  багровом  ледке    асфальта, покатила по набережной в сторону парка.

    "Всякие слухи? - подумал Константин, стискивая зубы. - Что ж,  кажется, Илюша торопится. И кажется, од не так глуп! Нет! Он,  оказывается,  тертый парень, с виду ошибешься!.."

    На часах было пять минут девятого.

    Он повел машину к парку.

    - Никак захворал, Костенька? Или ремонтировался на линии? Всегда  сверх плана, а сегодня - кот наплакал. Если что - бюллетень бы взял.

    - Умница, - сказал Константин. -  Я  всегда  говорил,  что  без  женщин мужчины пропали  бы...  Принимай  деньги,  Валенька,  какие  есть.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту