Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

211

на диван,  никак  не  мог  раскупорить  порошок  на тумбочке, Константин не смотрел на него, сжав зубы от жгучего  отвращения, от смешанного чувства жалости и вязкой нечистоты, и в это  мгновение  едва сдерживал себя, чтобы не выбежать из  этой  комнаты  с  одним  желанием  - глотнуть морозного воздуха, лишь ощутить  освежающий  и  реальный  холодок его.

    Он не глядел на Быкова, испытывая ненависть к себе.

    "Нет, нет, нет! - подумал он. - Жалость? К черту! К черту!"

    Он круто выругался и выбежал из комнаты.

    В машине он, как всегда, привычно очищал перчаткой стекло, смотрел мимо поскрипывающей стрелки "дворника" на полосы  фар,  но  не  видел  ясно  ни скольжения фар по мостовой, ни  по-ночному  пустых  улиц,  синеющих  новым снежком, по-прежнему падавшим с темного неба.

    Константин гнал машину, чувствуя  горячие  рывки  сердца  при  перемене сигналов на светофорах, далеко простреливающих миганием безлюдные  пролеты улиц, инстинктивно скашивал взгляд на регулировщиков - и не  было  момента осмыслить то, что сделал...

    После  того  как  загорелся  за  площадью  всеми    освещенными    залами Павелецкий и белая полоса окон привокзального ресторана с летящим  на  эти теплые окна снегом выдвинулась навстречу, унеслась назад и машина, нырнула в сразу показавшийся туннелем переулок, Константин затормозил  машину  под стеной дома и долго сидел, прислонясь лбом к скрещенным на руле рукам.

    В первой комнате света не было.

    Зеленый огонь настольной лампы косым треугольником упал под  ноги  ему, на  пол,  из  полуоткрытой  спальни,  куда  он  вошел,  и    там    загремел отодвигаемый стул - Константин остановился.

    В проеме двери, загородив огонь, проступала темная фигура Аси.

    Она запахивала на талии халатик.

    И испуганный, непонимающий голос ее:

    - Костя?.. Ты уже вернулся?

    Она  шарила  по  стене  выключатель;  Константин    успел    увидеть    ее напрягшиеся под халатиком  голые  ноги,  и  тотчас  вспыхнул  свет;  после темноты он был неожиданно ярок, и Константин отчетливо  увидел  лицо  Аси, бледное, залитое электричеством, яркой чернотой блестели глаза.

    - Ты уже вернулся?

    - Нет. Я заехал по дороге, - преодолевая хрипоту, сказал Константин.  - Я хотел тебя увидеть.

    Она со вздохом опустила плечи.

    - Я не ожидала тебя. Ты вошел тихо-тихо, и я почему-то испугалась.

    - У тебя было открыто, - сказал он. - Ася, вот что... Я  сейчас  был  у Быкова.

    - Что? Что?

    - Я был у него, - ответил Константин.

    Темные увеличенные глаза Аси перебегали по его  лицу,  по  его  кожаной куртке, а пальцы теребили поясок халатика, и брови, и глаза  ее  будто  не соглашались с тем, что сказал он.

    - Ты? Был? У Быкова? - отделяя слова, проговорила Ася и отошла от него, ладонями зажала уши. - Слушать не хочу! Ничего не говори мне!

    - Ася! - сказал Константин. - Ася, милая, ничего не случилось, я  хотел объяснить тебе...

    И тронул ее локоть; Ася почти брезгливо отстранилась, сказала  шепотом, с гадливым отвращением:

    - Ты был? У Быкова? Зачем?

    Он растерянно проговорил:

    - Ася...

    - Зачем ты это сделал?

    - Прости, если я...

    - Зачем? Что ты наделал, Костя?

    "Как объяснить ей все? - подумал Константин. - Как?"

    Ася,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту