Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

208

закурил, сказал:

    - А я, признаться... - Константин проследил, как  дым  сигареты  шел  к абажуру, струей толкаясь в него. - Признаться,  я  не  думал  застать  вас дома, Петр Иванович.

    - То есть как? Почему же, Костя? - спросил и поперхнулся вроде Быков. - Кончаю в восемь часов. В театры, концерты не хожу. Стар. И болен я... Да и никогда не ходил.  У  меня  семья...  сам  знаешь.  Эх,  Костя-Константин, вспоминал тебя, все время помнил я. Как же я рад,  что  заглянул  ко  мне, обрадовал старика. Вот спасибо. Лады.  А  то  бирюками  живем...  знакомых никаких нет. Спасибо. А я слышу, звонок, думаю: "Ну  кто  бы  это,  ошибся кто?" Пить мне категорически нельзя, а может, ты рюмочку  пропустишь?  Ах, спасибо,  что  пришел!  Жаль,  Серафимы  Игнатьевны    нет,    она    тебя... вспоминала...

    Константин заинтересованно прищурился на него.

    - Признаться, я думал, Петр Иванович, - упорно договорил он, -  что  вы давно... - Он показал перекрещенные пальцы. -  Оказывается,  нет.  Приятно удивлен. Просто не верится. Ну что ж, видимо, не все сразу.

    - Шутишь все? Неужто не изменился  совсем?  -  Быков  качнулся  вперед, неспокойно заелозил по полу тапочками. - Ах, не изменился ты,  Константин. Вроде вон седина на висках, а не изменился. Весело проживешь жизнь.

    - Не верится.  Неужели  это  вы,  Петр  Иванович  Быков?  -  проговорил Константин. - Не верится.

    Быков  сидел  перед  ним,  весь  седой,  отечный,  моргая  красноватыми припухлыми веками, и Константин видел его какое-то  опавшее  желтое  лицо, его странно костистый покатый лоб, открытую волосатую грудь и спущенные на сливочно-белых ногах  шерстяные  носки,  теплые  тапочки  -  эти  признаки домашности и семьи; видел  ковры  на  стене,  диван,  громоздкую,  не  без претензии на роскошь мебель, как будто стиснувшую со всех сторон его, -  и медленно повторил:

    - Неужели это вы, Петр Иванович Быков? И я у вас когда-то работал?

    - Что? - приоткрыл веки Быков и уперся растопыренными пальцами в диван. - Ты, Костя, вроде не в духе никак? Ах, шут тебя  возьми,  всегда  ты  был парень с шуточкой. Давай-ка, -  он  устало  поднялся,  старчески  зашаркал тапочками, направился к буфету, - пропусти малую за здоровье  да  вспомним старое, мы ведь с тобой, Константин...

    Константин покусал усики.

    - Что ж, не пропустим, но - вспомним!  Вот  это  ваш  письменный  стол, уважаемый Петр Иванович? Вот этот ваш? Что здесь - бумаги, деньги?

    Быков уже держал графинчик, вынутый из буфета, повернул голову,  замер; дверца буфета, скрипя, закрываясь, уперлась в его плечо,  собрав  складкой пижаму.

    - Ты что, Константин? -  спросил  он  и  понял.  -  Никак  за  деньгами приехал? Чудак, сразу бы и сказал. Найдем. Вчера как раз получку  получил. Да много ли тебе надо? Бери. Ничего, сведем концы с концами! Бери.

    С графинчиком он приблизился к  широкому  письменному  столу,  выдвинул ящик, затем отсчитал в нем несколько ассигнаций.

    - На, двести пятьдесят тут, потом  отдашь,  будет  если...  Ну  садись, выпей маленькую. Где работаешь-то?

    - В уголовном розыске, - сквозь зубы сказал  Константин  и  двинулся  к столу, упрямо и зло глядя в глаза Быкова. - Меня интересуют не  водка,  не деньги, Петр

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту