Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

206

метро, напротив входа в  ресторан.  Там,  за  колоннами,  откуда  от высоких дверей тогда ночью сбегали трое (он тогда  увидел  троих,  как  он помнил), сейчас никого не было. Только ниже  ступеней  толпа  двигалась  к метро,  переходила    на    улицу    Горького,    выстраивались    очереди    на троллейбусных остановках - обычная зимняя будничная  толпа.  И,  глядя  на толпу, он почему-то успокоился немного.

    "Но  Михеев...  Соловьев...  -  подумал  опять  Константин  с    прежним тошнотным ощущением. - Почему он спросил о Быкове? Почему  он  напомнил  о Быкове?"

    Красный свет в светофоре скакнул вниз, перешел в желтый,  перескочил  в зеленый.

    Ряд машин тронулся.

    Руки его, от волнения ставшие влажными,  вжались  в  баранку,  привычно гладкую, округлую поверхность ее; и в это время кто-то, запоздало выскочив из троллейбусной очереди, свистнул ("Эй, эй, такси!), но он проехал  через перекресток на улицу Горького с облегчением, что не посадил никого.

    На площади Пушкина свернул к стоянке такси - в очереди он был пятый,  - вышел из машины купить сигареты. Он  сунул  деньги  в  окошечко  табачного ларька и, когда брал сигареты со  сдачей,  сбоку  пьяно  навалился,  ерзая плечом, молодой парень в кепочке, осипло говоря:

    "Мне, трудящему человеку, "Беломор". И  Константин,  теряя  мелочь,  не увидел, не успел разобрать черты его лица, выругаться.

    В десяти шагах от ларька, на углу, около телефонной будочки вполоборота стоял невысокого роста, с покатыми  плечами  борца  мужчина  в  спортивном полупальто, стоял, развернув  газету,  невнимательно  пробегал  строчки  и одновременно из-за газеты взглядывал на площадь, на близкую стоянку такси, - и Константин почувствовал оглушающие горячие прыжки крови в висках.

    Не попадая пачкой сигарет в карман, Константин  двинулся  по  тротуару, внезапно свинцовая тяжесть появилась в затылке,  в  спине,  в  ногах.  Эта тяжесть тянула его книзу, назад, непреодолимо требовала  обернуться  туда, на угол, но он не обернулся. Он с правой стороны влез  в  машину,  включил мотор и лишь тогда, преодолевая эту тяжесть в спине, в затылке,  оглянулся назад. Человека с газетой на углу не было.

    "Все!.. - подумал Константин. - Я не мог ошибиться!.. Что же  это,  что же? За мной следят? Может быть, я не замечал раньше? Не обращал  внимания? Или это мания преследования?"

          9

    - Квартира тридцать семь - на третьем этаже?

    - Кажется.

    На  площадке  третьего  этажа,  пахнущей  едкой  кислотой,    Константин отдышался, посмотрел в огромное окно, ощущая коленями  накаленную  паровую батарею. Машина стояла внизу у края тротуара, на другой стороне этой тихой и узенькой окраинной улицы; желтели окна в деревянных домах.

    И мимо них, мимо фонарей и машины косо летел легкий снежок.

    Константин подождал на площадке,  успокаиваясь  перед  темными  дверями незнакомых  квартир  с  черными  пуговками  звонков,  почтовыми    ящиками; запыленная, в разбитом плафоне  лампочка  тлела  под  потолком,  на  стены сочился свет, как в мутной воде.

    - Тридцать семь...

    Он вполголоса откашлялся, подошел к двери с номером "37"  -  массивной, дубовой, какие бывают только в старых домах,  и  тут  же  сильным  нажимом позвонил

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту