Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

195

С бутылкой молока в руке Легостаев топтался на цементном полу, легонько выбивал щегольскими полуботинками чечетку и в перерывах отпивал из бутылки - подкреплялся перед линией. Младенчески розовый  лицом  Сенечка  выглядел старше своих лет из-за вставных передних зубов, делавших его лицо наглым и отчаянным.

    Сенечка кончил выбивать чечетку,  навалился  сзади  на  плечи  Акимова, ухмылкой выказывая стальные зубы, спросил:

    - Слушай, Илюшенька, а не... этих ли отравителей у нас искали? Директор и  механик  по  машинам  шастали,  опрашивали  насчет  стоянок  и    всяких происшествий?

    Константин быстро посмотрел на Легостаева.

    - Что, всех? - Константин пожал плечами. - Меня  нет.  Бог  миловал  от разговора с начальством.

    - Да и тебя сегодня кадровик искал, -  отхлебнув  из  бутылки,  добавил Легостаев. - И конечно, Илюшу. С самого утра бегал тут Куняев. Но  тебя-то наверняка повышают, Костя! И Илюшу - как чикагского детектива. Дадут  пару "кольтов". Пиф-паф! Налет на аптеки!

    - Уверен - повышают. А почему нет? - сказал  Константин.  -  Давно  жду министерский портфель. Но только вместе с Илюшей. Отдельно не согласен.

    "Значит, его вызывали? - взглянув на угрюмо молчавшего Михеева, подумал Константин. - Так! Значит, меня и его. Обоих..."

    - Сопи, сопи, Михеев, - снисходительным басом произнес  Плещей.  -  Это помогает. А у меня, знаешь, дети масло едят. У  меня  четверо  пацанов.  С аппетитом.

    "К кадровику? - думал Константин. - Вызывали в отдел кадров? Зачем? Для чего я  понадобился?"  И  уже  смутно  слышал,  что  говорили  рядом,  но, успокаивая себя, по-прежнему сидел, невозмутимо развалясь на скамье  между Михеевым и Плещеем, цедил дымок сигареты.

    - Да что вы, друзья,  атаковали  Илюшу?  -  сказал  удивленным  голосом Константин. - Парень он - гвоздь. Молоток.

    Плещей поддержал Константина своим внушительным басом:

    - Во-во, почти все знает, как в аптеке!

    - Пресс! - согласился Легостаев и хохотнул. - Сам видел:  в  пельменной он масло жрет, аж затылок трясется на третьей скорости.

    - Что напали, отбоя нет! - внезапно зло огрызнулся  Михеев  и  неуклюже встал, напружив шею. - А ты, Легостай, молчи!  Знаю,  как  пассажиров  под мухой с бабами знакомишь! С простигосподями... Чего ощерился? -  Обернулся к Плещею: - Говорить с вами нельзя,  Федор  Иванович!  Странно  вы  как-то разговариваете!

    И пошел, раскачиваясь, к машинам, надевая на ходу шапку, оттопыривая ею алеющие уши.

    - Обиделся никак - за что, кореш? - крикнул Легостаев и зашагал  вместе с ним, размахивая бутылкой, стал что-то объяснять, снизив голос.

    - Ну что вы сердите парня? - сказал Акимов умиротворяюще. - Есть  люди, которые не понимают шуток, - ну и что? Я с ним  одну  комнату  снимаю.  Во Внукове. Честное слово, он обижается.

    - Молоток, говоришь? -  Плещей,  точно  не  расслышав  Акимова,  двинул плечом в плечо Константина. - Молоток, да  не  тот.  Не  обтешется  никак. Трепло! - Он постучал пальцем по скамье. - А? В Москве, говорит, мальчиков в родильных домах умерщвляют. Врачи, мол, и все такое.  Все  знает.  Спасу нет. Орел - вороньи перья. Так, Костя, или не так?

    - Не совсем уверен, Федор Иванович.

    - Вы очень его прижимаете в

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту