Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

186

он в трубку, разглядывая натоптанный пол;  а  когда  минуту  спустя услышал Асин голос, даже улыбнулся. - Аська... Бросай все, скажи, что твой дурацкий муж ошпарился чем-нибудь. Бывает? Конечно. Уважительная  причина. Выложи ее профессору - и ко мне. Я брожу по лужам. И доволен. Взгляни-ка в окно. Вы там оторвались от жизни! Окончательно. Ничего  не  видите,  кроме порошков хины. Ты чувствуешь весну?

    - Костя, ты с ума сошел! - строго сказала Ася.

    - Совершенно съехал с катушек. Бесповоротно. И на  вечные  времена.  От весны. У меня даже температура. Тридцать девять и шесть! По Фаренгейту. По Реомюру. И Цельсию, кажется? - и Константин договорил с нежным, упорством: - Представь, что я соскучился... Я жду тебя. Я соскучился.

    - До свидания, Костя, - сказала Ася спокойно: видимо, в  кабинете  была она не одна.

    - Целую. Кто там торчит около тебя? Профессор? Судя по голосу - у  него довольно дореволюционная бородища и отчаянная лысина. Так?

    - Хорошо, - ответила она и засмеялась. - Пока! Я все-таки задержусь.

    - Все равно я соскучился, как старый пес, Аська!  Напиши  это  крупными буквами на своих рецептах, ясно?

    Он вышел из будочки на влажный воздух улицы, на капель, на брызжущее  в лужах солнце.

    В коридоре возле двери стоял деревянный чемодан, рядом - галоши.  Войдя в сумрак коридора, Константин  задел  ногой  за  этот  чемодан,  удивленно чертыхнулся, но сейчас же мелькнула радостная мысль: приехал Сергей!

    Расстегивая куртку, он вбежал на кухню  -  она  была  пуста.  Он  снова повернул в коридор - в это время навстречу ему отворилась  дверь  Берзиня: Марк Юльевич, излучая сияние, кивал на пороге, делая приглашающие жесты.

    - Костя, сюда, пожалуйста, сюда! Я услышал, как вы пришли. К вам гость! Вас не было дома, ждал у нас! Пожалуйста! Я рад! Томочка - тоже.

    - Ко мне - гость?.. Кто?

    - Заходите, заходите!

    Константин вошел.

    В комнате  за  столом  сидел  сухонький  человек  в  помятом  пиджачке: полосатая сорочка, немолодое морщинистое лицо с узким подбородком  неровно и распаренно краснело после выпитого горячего чая.

    Константин вопросительно взглянул  на  кивающего  Берзиня,  на  Тамару, молча сидевшую в кресле (свернулась  калачиком,  подперев  кулаком  щеку), спросил неуверенно:

    - Вы... ко мне?

    - Вохминцев, значит, ты? -  натягивая  улыбкой  подбородок,  проговорил человек и встал, показывая-весь свой маленький рост, через  стол  выставил руку. - Вроде похож и непохож на папашу. Я  -  Михаил  Никифорович,  стало быть. Здравствуйте! Разговор для  вас  серьезный  есть.  Издалечка,  можно сказать... Вот, значит, в каком смысле. Сынок?

    И его высокий, какой-то намекающий голос, взгляд  прозрачных  синеньких глаз будто кольнули Константина ошеломляющей  догадкой,  и  он,  мгновенно подумав о Николае Григорьевиче, сказал быстро:

    - Здравствуйте! Идемте ко мне... Я не  сын  Вохминцева.  Я  муж  дочери Николая Григорьевича.

    - Спасибо за чаек, спасибо.

    Михаил Никифорович вышел из-за стола, пожал руку Берзиню, потом Тамаре, которая рассеянно протянула лодочкой  пальцы,  и  ныряющей,  но  уверенной походкой, в поскрипывающих сапогах последовал за Константином.

    - Оттуда вы? Давно приехали?  -  спросил

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту