Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

61

заметное  щегольскими  косыми  бачками    и крючковатым  носом  с  крутым  вырезом  ноздрей,  всегда  как  бы  готовое разозлиться, было сейчас оживлено. Он крикнул грубовато-весело:

    - Никитин, жив? Штаб  обороны  Берлина  взяли,  а  вы  как  на  перинах дрыхнете, сундуки-лошади! Ну и  батарея  у  меня!  Подъе-ем!  Всем  жрать! Старшина, раздай трофейный шнапс для бодрости духа да  так  накорми,  чтоб животы трещали! Ясно? Небось думал, Никитин, руку мне царапнуло, так  я  в госпиталь лягу? Ни хрена подобного! Перевязку сделали, укольчик в  задницу всадили от столбняка на  всякий  случай,  а  потом  в  один  дом  на  ночь спикировал и вот, как видишь, на "опеле"  прикатил  с  кухонным  прицепом, ха-ха! А по дороге в зоопарк и на КП полка закатил! У  тебя,  сразу  вижу, связи с ним  нет!  Дьяволы-лошади,  без  меня-то  вздохнули,  видать!  Где Княжко?

    Гранатуров два дня назад был  ранен  на  прямой  наводке  при  обстреле занятой немцами станции метро на берегу  Шпрее,  оттуда  был  отправлен  в медсанбат, и лейтенант Княжко, командир первого взвода, остался  за  него. Никитин, окончательно разбуженный рокочущим голосом  комбата,  хотел  было доложить о продвижении взвода  через  проломы  в  домах  к  Тиргартену,  о вчерашнем бое с самоходками, о том, что лейтенант Княжко, командуя  своими двумя орудиями, находится справа на соседней аллее. Но Гранатуров  слушать не  стал.  Он  отсек  его  доклад  взмахом  здоровой  руки  и,  глядя    на зашевелившихся между станинами солдат, не  отвел,  а  толкнул  Никитина  в сторону от орудий, сказал вполголоса, что - без бинокля  видно  -  Берлину крышка, и, по слухам в  штабе,  дивизию,  надо  полагать,  будут  выводить куда-то из города, поэтому на всякий  случай  приготовиться  к  маршу.  И, сказав это, зашагал к солдатам, а они, донельзя вымотанные вчерашним боем, не отдохнувшие, спросонок  крякая,  сплевывая,  прокашливаясь,  закуривали щедро раздаваемые  старшиной  немецкие  сигаретки,  глазели  на  трофейный "опель", на прицепленную к нему кухню, и уже кое-кто, взбадриваясь,  начал позванивать котелками.

    -  Ну  что,  что,  ребята,  возитесь,  как  жуки  навозные?  -  крикнул Гранатуров. - Небось по самоходкам стрелять  -  это  вам  не  среди  львов атаковать! Не ясно? - Он превесело  выругался.  -  По  дороге  мы  тут  со старшиной в  зоопарк  завернули!  Львы,  стервецы,  досейчас  по  дорожкам расхаживают, волки вокруг слона стаей бегают, а бегемот в бассейне лежит с миной в  животе.  Вот  где  хлебнули  славяне!  Самоходки  -  не  в  счет, ерундовина! Так или нет?

    Слова Гранатурова о выводе дивизии подтвердились. В полдень второго мая был получен приказ - артполку  сняться  и  двигаться  по  шоссе  Берлин  - Кенигсдорф. Никто в батарее не знал причины  спешной  перегруппировки,  и, поговаривая об отдыхе, ехали по улицам Берлина в странной опустившейся  на землю  тишине,  такой  пронзительно-огромной,  такой  невероятной  посреди голубого неба, обглоданных домов, дыма и развалин, что  казалось,  оглохли все.

    "Их вайс нихт, вас золль эс бедойтен, дас их зо трауриг бин... Ди  люфт ист кюль, унд эс дункельт..." Черт,  а  как  же  дальше?  Забыл.  Кто  это написал - Гете или Гейне? Лорелея,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту