Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

181

случится. Я совершенно уверен. Честное слово - все будет в порядке. Асенька, полежи со мной. И мне больше ничего не надо. Ты меня понимаешь немножко? Если бы женщины на этом свете хотя  бы  слегка любили и понимали мужчин, я бы поверил в бога.

    - Зачем ты это говоришь?

    - Глупость, конечно, говорю. Полежи, пожалуйста, со мной.

    Ася  легла  рядом,  легонько  прижалась  носом  к  его    шее,    сказала полувопросительно:

    - Я полежу просто так.

    - Да. У тебя холодный нос, девочка.

    - Костя, кто такой Михеев? Он звонил два раза, говорил какую-то ужасную ерунду. Какими-то намеками. Он завтра  утром  к  тебе  придет.  Почему  он должен прийти? Что-нибудь случилось?

    - Нет.

    - У вас никакого несчастного случая? Ты ничего не скрываешь?

    - Нет.

    Он приподнялся на локте и долго,  задерживая  дыхание,  разглядывал  ее лицо: одна щека прижата  к  подушке,  возбужденные  глаза  скошены  в  его сторону ожидающе; и он будто только сейчас заметил, что кончик носа у  нее чуточку вздернут - он поразился этому.

    -  Асенька,  -  шепотом  проговорил  Константин,  -    ты    когда-нибудь чувствуешь, что ты...

    - Дурак ты мой, - сказала Ася, - ужасный...

    Она прикусила губу там, где он поцеловал, не отводя от его лица  темных зрачков.

    - Потуши свет, - попросила она. - Я тебя прошу.

    Константин проснулся с чувством  отлично  выспавшегося  и  отдохнувшего человека, радостный ощущением ясного и теплого утра, которое  должно  было быть в комнате, и, не  размыкая  глаз,  наслаждался  и  молодым  здоровьем своего тела, и бодрыми трелями трамвайных звонков  на  улице,  и  влажными шлепающими звуками за окнами (казалось, сбрасывают с крыш мокрый снег),  и поскрипыванием  рассохшегося  паркета  от  движений  Аси  по  комнате,    и приглушенно тихим голосом радио из-за стены  -  передавали  гимнастику;  а когда он открыл глаза, то на секунду зажмурился от совсем весеннего  света и воздуха, который имел запах земляничного мыла, тончайшей пыли.

    Была приоткрыта форточка над диваном, - едва видимыми  тенями  струился волнистый парок. Разбиваясь брызгами, позванивали  капли  по  карнизу,  и, загораживая низкое водянистое солнце, что-то  темное  летело  сверху  мимо оттаявших стекол, и раздавались под окном плюхающие удары.

    - Ася! - громко позвал Константин, потягиваясь. - Асенька,  весна,  что ли? Как там у классиков? "Весна берет свои права..." Нет, эти  классики  - ребята молодцы!

    А вся комната была в светлом тумане, и в нем,  располосованном  лучами, возле тумбочки с телефоном стояла Ася, в строгом рабочем костюме,  который надевала в поликлинику, теребила провод, говорила удивленным голосом:

    - Да откуда вы, говорите? Не нужно звонить - просто  заходите...  Опять твой Михеев, - сказала она, вешая трубку. - Представь, звонит из  автомата в трех шагах от нашего дома. Он что - стеснительный такой?

    - Асенька, - проговорил  Константин.  -  Ты  опоздаешь  в  поликлинику. Половина десятого. Кто стеснительный - Михеев? Чересчур  осел,  прости  за грубость. Все напутал. Наверно, говорил с тобой одними междометиями?

    - Я уже к нему привыкла вчера, - сказала Ася,  откинув  волосы;  солнце отвесно било ей в лицо. - Я все же дождусь его... этого

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту