Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

179

    - Банальный конец.

    - Как вы?.. - внимательно спросил человек.

    - У всех бывали банальные концы, -  ответил  Константин.  -  Вы  где-то здесь живете? Может быть, вас проводить? Я охотно это  сделаю  из  чувства товарищества.

    - Где я живу, - забормотал  человек,  угловатыми  движениями  обматывая кашне вокруг шеи. - На земле... Частичка природы,  познающая  самое  себя. Когито эрго сум! Декарт. Смешно подумать!  Сжигание  самого  себя  во  имя идеи. Свой дом, стол, кровать, жена... Сжигание! Боимся потерять все  это. А он доказал...

    - Кто? - спросил Константин.

    - Человек. Профессор Михайлов. Он... Один из всего ученого совета... Он в глаза сказал декану, что тот бездарность  и,  мягко  выражаясь,  калечит студентов... А мы... мы предали его.  Человека...  Мы  молчали...  Во  имя собственной безопасности. Мразь! Отвратительные животные. Молча похоронили светило с мировым именем. А Михайлов был вне себя. Он один декану  заявил: "Вы вне науки, вы по непонятным причинам сели  в  это  кресло,  вы  просто администратор в языкознании... вы... лжец, карьерист и догматик!" А  мы... не смогли...

    - Какого же черта? - пожал  плечами  Константин.  -  А  впрочем,  ясно. Идемте, я вас провожу.

    - Вам незнакома, молодой человек, работа "Вопросы языкознания"?  Истина уже не рождается в спорах. Нет столкновений мнений.  Есть,  мягко  говоря, директива.

    - Где ваш дом? Застегнитесь хотя бы.

    - Простите, я дойду сам... Я должен дойти, -  запротестовал  человек  и начал искать на пальто пуговицы. - Подлость  живуча.  Подлость  вооружена. Две тысячи лет зло вырабатывало приемы коварства,  хитрости.  Мимикрии.  А добро наивно, в  детском  чистом  возрасте.  Всегда.  В  детских  коротких штанишках. Безоружно, кроме самого добра... Не-ет, добро должно быть злым. Иначе его задавит подлость. Да, злым! А  я  ученик  профессора  Михайлова. Я...

    - Дойдете? - прерывая, спросил Константин.

    Его раздражали вязкая  цепкость  слов  актерски  поставленного  голоса, холеное лицо, круглые мешки под  глазами  этого  незнакомого  и  неприятно пьяного человека.

    - Бут-тафория, - выдавил человек, в горле его странно забулькало,  лицо вдруг съежилось, и он, бросив под ноги  шляпу,  стал  топтать  ее  ногами, вскрикивая: - Мы  не  интеллигенты,  нет!..  Мы  не  интеллигенты.  Мы  не представители науки. Мы не соль земли. Мы не  разум  народа.  Мы  попугаи. Комплекс бутафории!

    Константин смотрел на него удивленно:  человек  неожиданно  вцепился  в рукав  Константина,  прижал  трясущуюся  голову  к  его  плечу  -  запахло одеколоном.

    - Знаете, - Константин со злостью отстранился. - Что я вам  -  жилетка? Рыдаете в меня? Вы профессору порыдайте! Какой вы там еще... разум народа? Идите спать. Ведь проснетесь завтра,  будете  вспоминать,  что  наговорили тут, и сами себя за шиворот к декану отведете. Привет, дорогой товарищ!  - Константин  сделал  насмешливый  знак  рукой,  зашагал  по  тротуару,    не оборачиваясь.

    На бульваре среди площади  Павелецкого  вокзала  сел  на  торчавшую  из сугроба скамью, снова подумал с тоской: "Ася, Ася. Что же?"

    Он сидел один на бульварчике, отдаленно  скрипели  шаги,  у  освещенных подъездов вокзала  звучали  голоса

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту