Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

174

с веселым  видом выключил радиолу.

    - Конный базар закрыт.  Передайте  Томочке,  что  в  ее  возрасте  джаз разрушающе действует на нервную систему. Скажите ей,  что  это  цитата  из солидного медицинского автора.

          4

    В седьмом часу он, как обычно, встречал Асю возле метро "Павелецкая".

    В наступающие предвечерние часы он не  мог  оставаться  дома  -  томила бездейственная тишина зимних сумерек, - и Константин испытывал  нетерпение скорее увидеть ее, радостно и быстро выходившую в толпе из дверей метро  и с улыбкой берущую его под руку: "Костя, дурачина, ты давно меня ждешь?"  - и эти почти привычные по интонации  слова  ее  постоянно  вызывали  в  нем какую-то всегда новую и невнятную боль, как только он пальцами  чувствовал Асину кисть в нагретой перчатке.

    Снег перестал, и была особая молодая чернота  в  небе,  прозрачность  и свежесть в воздухе и белизна на тротуарах, на заборах, на карнизах.

    Метро весело-ярко пылало праздничным огнем электричества; за ним ровный свет магазинов спокойно лежал на белой пелене, но уже скребли на  мостовых дворники, темнея ватниками в перспективе  улицы.  Вместе  с  теплым  паром метро поминутно выталкивало из себя спешащие толпы людей,  и  все  длиннее вытягивались очереди на автобусных остановках и за "Вечеркой" около  голой лампочки газетного киоска.

    Люди не шли, а бежали мимо Константина, растекались в разные стороны от беспрестанно открывающихся дверей. Куда они спешили? Знали ли они то,  что порой испытывали он и Ася? И Константин глядел на лица  мужчин  и  молодых женщин, особенно ясно слышал голоса, смех и торопливое хрупанье снега  под бегущими мимо него женскими  ногами,  иногда  замечал  короткие  встречные взгляды - и, почти мучимый завистью, думал, что все они спешили или должны были спешить к тому, без чего не мог жить он и чего стеснялась  и  боялась Ася. "Мы заслужили это?.."

    - Костя! Дурачок, ты давно?

    Он вздрогнул даже, услышав ее смеющийся голос.

    Ася сбегала к нему по  ступеням,  размахивая  чемоданчиком.  Подбежала, глаза радостно засветились, взяла его под руку, воскликнула:

    - Ну, долго ждал, соскучился? Что ты такой... чертик с рожками...  даже не улыбнешься! Не рад? А то  возьму  и  вернусь,  буду  спать  в  кабинете главного врача на диване.

    Он улыбнулся ей.

    - Ты хоть на жальчайший миллиметр любишь меня?

    Она посмотрела снизу вверх, и он увидел только ее молодо сияющие глаза, в глубине которых был смех.

    - Ну, если метрически... то  на  жальчайший  километрик!  Согласен?  Ну пошли, возьми мой чемодан. Мне будет приятно твое внимание. -  И  спросила чуть-чуть осуждающе: - Почему от тебя, дурачина, пахнет вином?

    - Я никак не мог  тебя  дождаться,  Ася.  -  И  сейчас  же  он  добавил полушутливо: - Бывает, когда я не могу тебя дождаться.

    - Не оправдался! Сентиментальность не учитывается. Это в последний раз. Есть?

    - Слушаюсь, - сказал Константин.

    Они шли по  Новокузнецкой  улице,  мимо  деревянных  заборов,  пахнущих холодом метели, мимо глухо  запорошенного  школьного  бульвара  за  низкой оградой.

    Рука  Аси  легонько  и  невесомо  лежала  под  локтем  Константина,    и предупредительно сжимались пальцы, когда он делал чересчур

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту