Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

172

Ползая под  столом,  я  окончательно  расстроил нервы. - Он деловито нацелился  лупой  на  мышеловку,  поставленную  возле мусорного ведра. - Вы только взгляните: аккуратно объела сало - и  удрала. Как это действие называется?

    - Да черт с ними, - засмеялся Константин. - Плюньте на мелочи!

    Берзинь вылез из-под стола с возбужденными  жестами  человека,  который должен что-то доказать, движением брови освободился от лупы (она упала ему в ладонь) и закачал лысой головой.

    - Это скороспелые выводы! Вы посмотрите - здесь была крупа? Что сейчас?

    Он снял с кухонной полки стеклянную  банку,  поставил  на  плиту  перед Константином. В банке среди шелухи  гречневой  крупы  сидела  мышь,  носик дергался, обнюхивая стекло, ушки прижаты испуганно,  лапки  подобраны  под себя. Марк Юльевич рассудительно заметил:

    - Она сожрала крупу я не смогла вылезти. Вы думаете, это  просто  мышь? Нет! Разносчик чумы, бешенства и других заболеваний. Я не могу  допустить, - в квартире есть женщины и дети. Моя дочь, как ребенок, боится  мышей.  Я понимаю Тамару. Думаю, что и ваша  жена  не  очень  довольна,  когда  мыши играют в кастрюлях. Надо бороться... Мы - мужчины... Мы это забываем.

    - Наверно, - ответил Константин охотно. - Что вы будете делать  с  этим представителем грызунов? Пристукните ее шваброй. И к черту - мусор!

    Берзинь поправил на плечах подтяжки, просунул большие пальцы  под  них, начал воинственно ими пощелкивать.

    - Где швабра? - спросил он. - Вы совершенно правы!

    Марк  Юльевич  нашел  взглядом  швабру,  однако  все  медленнее  щелкал подтяжками, раздумывая.

    - Мм... Нет, - проговорил он. - Это жестоко.

    Вздохнув, он двумя пальцами взял банку,  подошел  к  окну  и  не  сразу открыл вмерзшую форточку, - крупные хлопья залетели в кухню, тая на  голой макушке Марка Юльевича. Он поежился, но все же вытряхнул мышь из  банки  в снег, после чего воинственно заявил Константину:

    - Вот так мы будем делать.

    И,  храбро  выпрямившись  своим  маленьким  круглым    телом,    подтянув выступавший из просторных брюк живот и похмыкав носом, спросил грозно"

    - У вас какие часы? Марка?

    - Швейцарские. Еще фронтовые.

    - Хм, да... Зайдите как-нибудь. Я уверен - в  них  килограмм  грязи.  У меня нет никаких сомнений.

    Двадцать минут спустя Константин, опьянев  от  завтрака,  полулежал  на диване; тепло разливалось по телу, но спина еще никак не могла  согреться, только сейчас внятно чувствовал лопатками знобящий холодок  -  промерз  за ночь.

    "Быков... Переехал... Сейчас в его комнате Берзинь с дочерью.  Домашний очень. Пригласить бы его сейчас на рюмку "Старки". Но, кажется, пьет  одно молоко".

    Он поднялся, включил радиолу и стал ходить, сунув руки  в  карманы,  из одной комнаты в другую, насвистывая.  Свист  его  вливался  в  сумасшедшие ритмы, возникало ощущение  воздушной  легкости,  покоя,  удовлетворенности жизнью: у него была Ася, деньги, здоровье, был смешной Берзинь в квартире, эта радиола, книги, свобода, которую давала ему работа в такси...

    "Что еще нужно человеку, черт побери!  Власть,  слава?  Не  создан  для этого. Меня тошнит, когда надо командовать людьми. Досыта покомандовал  на фронте. Полгода назад  предлагали 

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту