Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

169

волосы, мокрые от растаявшего снега, холодили голову.

    "А что, собственно, произошло? - попытался он себя успокоить трезво.  - А, черт совсем возьми! Тысячи такси в Москве... Да станут  ли  искать?  Да что, собственно, произошло?"

    Он пригрелся на диване, тяжелая дремота скосила его, понесла,  он  стал падать куда-то, и чьи-то лица, подступая из темноты, провожали его в  этом неудержимом, все ускоряющемся полете, и позванивало от скорости  опущенное стекло дверцы, и не было силы  поднять  стекло,  густой  снег,  летящий  в глаза, ноздри, душил его. И он чувствовал, что  произошло  что-то,  должно было произойти... Телефон, телефон звонит!..

    Константин, очнувшись, огляделся еще не проснувшимися глазами. Все  так же шел снег. Тикал будильник на письменном столе. Телефон молчал.

    "Михеев! - подумал он. - Это Михеев!.."

    Он соскочил с дивана, быстро набрал номер телефона диспетчерской.

    - Валенька, - сказал Константин ласково, - как там мой  кореш  Илюша  - вернулся?

    - Десять минут назад домой ушел, - посмеиваясь, ответила кассирша. -  А что, соскучился?

    - Тронут  сообщением,  Валенька,  -  сказал  Константин.  -  Ну,  пока, красавица!

    Он говорил пошлость, знал, что это пошлость, но все же  говорил  так  - это освобождало его от чего-то.

    Константин положил трубку.

    На столе под стеклом лежала фотокарточка  Аси  -  кто-то  "щелкнул"  из одноклассников (стоит на полевом бугре, ветер скосил в одну сторону платье над коленями и волосы на одну щеку, лицо загорожено книгой от солнца). Эту фотографию он любил и не убирал, хотя Ася иногда протестовала: "Спрячь ее, я тебе не кинозвезда!"

    Константин, помедлив, задернул занавеску на окне и после этого вынул из бокового кармана маленький "вальтер".

    Пистолет умещался на ладони весь, со скошенной перламутровой рукояткой; были выбиты мизерные цифры на металле - "1763", и рядом -  знакомое:  "Got mit  uns".  Над  спусковым  крючком  -    никелированный    прямоугольничек: "Вильгельм фон Кунце".

    Изящный, аккуратный пистолетик напоминал  игрушку,  которую  все  время хотелось держать в руках, трогать отшлифованный металл.

    "Вальтер" этот попал к Константину в сорок третьем.

    Низенький "бээмвэ" без камуфляжа, запыленный,  гладко-черный,  на  всей скорости вкатил в то опустевшее село в двух километрах  от  левого  берега Днепра, откуда утром отошли немцы к переправе.

    Всю войну он ползал за  немецкую  передовую  за  "языками",  ползал  на животе и локтях, а эти на машине сами перли ему в руки  -  и  он,  стоя  у крайнего плетня, первый полоснул из автомата по моторной части, по скатам. Их было трое, немцев. Двоих он уже не помнил,  третьего  запомнил  на  всю жизнь. В нем было что-то прусско-театральное,  даже  виденное  уже:  сухое лицо, прямая, с ограниченными движениями шея, надменные седые  брови,  две старческие складки вдоль крупного носа;  кресты  и  медали  зазвенели  под полами черного глянцевитого плаща, когда разведчик нестеснительно  обыскал его; от оберста пахло духами, он был до бледности выбрит.

    Он отдал оружие - "парабеллум" на  широком  ремне,  новенький  планшет; когда отдавал все это, нервно пожевывал бескровные  губы,  но  глаза  были спокойны, задумчиво-выцветшие.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту