Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

160

ты  хороший  тон  знаешь?  Имеешь  понятие,  что такое... ну, скажем, деликатность? Или перевести на язык родных осин?

    - Молчи! Огоньку дай - и все, понял?

    - Надо научиться слову "спасибо", мальчик.

    - Молчи, говорю! - Парень жадно прикурил,  отвалился  в  угол  сиденья, перхая при каждой затяжке.

    До Трубной ехали молча; Константин не продолжал  разговор,  насвистывал сентиментальный мотивчик: за три года работы в такси  он  давно  привык  к странностям ночных пассажиров и только на углу Петровки спросил:

    - Ну? Где прикажете остановиться?

    - Чего? Чего ты?

    - Трубная, - сказал Константин и, затормозив на площади,  обернулся.  - Прошу. Доехали, кажется.

    И тут же встретился с приблизившимися глазами парня, губы  его  ознобно прыгали, трудно выталкивали слова:

    - Трубная?.. Трубная?..  Ты  подождешь  меня  здесь,  на  углу,  ладно? Здесь... Твой номер запомнил - 26-72...  Ты  меня  обождешь!  И  дальше... дальше поедем!

    Спеша,  вытащил  из  бокового  кармана  пачку  денег,  вырвал  из    нее двадцатипятирублевку, не отдал, швырнул на сиденье и выскочил  из  машины, дыша, как голый на морозе.

    - Стоп! -  крикнул  Константин  и  опустил  стекло.  -  А  ну,  потомок миллионера, возьми сдачу. И меньше прошу  команд.  Я  не  люблю  командных интонаций. Аккуратно ладошкой держи монеты - и привет от тети!

    - Ты!..

    Паренек  затоптался  около  машины,    переступая    на    снегу    модными полуботинками; глаза его сразу стали напряженными и плоскими, он дрожал то ли от  холода,  то  ли  от  возбуждения;  и,  мотнув  чемоданчиком,  вдруг заговорил с бессильной злостью:

    - Я за ней, понял - нет?.. Она в Рязань  уехала...  Чемодан  собрала  и уехала! Мне в Рязань надо! Я ее из Рязани привез, женился,  а  она...  Ух, догоню ее - убью! Из общежития уехала!.. Понял? Или нет?

    - От кого уехала?

    - Да не от тебя!.. - срывающимся голосом закричал парень. -  Я  тут  на Трубной к матери, а потом в Рязань! Пять бумаг будет твоих. Ну, шофер, ну? Ну, шесть сотен хочешь?.. Всю зарплату отдам! Ну, не понимаешь, да? Мать у меня здесь, на Трубной! Скажу ей - и все! Подожди  здесь  -  и  в  Рязань! Шесть бумаг отдам!

    - Шесть бумаг? Все понял. К  сожалению,  на  первом  посту  за  Москвой задержат машину, и меня выпрут из парка. Мои рейсы в городе, парень.

    - Трусишь, таксист? - взвизгнул парень. - Трусишь? Да?

    Константин со скрипом поднял прилипшее  от  мороза  стекло,  -  парень, размахивая чемоданчиком, побежал  через  пустырь  площади  к  черной  арке каменного дома. Там в студеном пару,  в  радужных  кольцах  горел  фонарь. Парень вбежал под арку, слился с ее темнотой.

    Константин развернул машину на площади, поехал в центр.

    Выезжая на Петровку, он оглянулся - за задним стеклом  мелькнуло  возле арки туманное пятно фонаря. "Трусишь?" - вспомнил он и грудью почувствовал легкую нагретую тяжесть трофейного пистолета  во  внутреннем  кармане.  Он сказал: "Трусишь?"

    После участившихся в последнее время случаев ограбления такси  и  после незабытой недавней встречи с тремя молодыми людьми по  дороге  в  Лосинку, которая едва не стоила Константину жизни, он брал в ночные смены маленький и плоский немецкий "вальтер", привезенный

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту