Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

158

бритая, наклоненная над бумагами, казалась массивной.

    - Эк как ты: "Не обрадовали характеристики", - продолжал  Гнездилов.  - Что ж, ты не согласен с исключением? Ошибки  не  понял?  Ну  как  на  духу говори!

    - Нет, с исключением я не согласен.

    - Упрямый ты, что ли? А это что?  Зачетная  книжка?  На  третьем  курсе науки проходил. Ну что ж,  пятерок  много.  А  это  что,  тройку  схватил? Характер, что ли, неуравновешен, так? Ну что ж ты мне скажешь? Что с тобой делать? Что ты будешь делать, если прямо скажу "нет"?

    - Что ж, поеду в другое место.

    - А если и в другом месте? Пятно ведь везешь. И какое пятно!

    - Поеду в третье.

    - Значит?..

    Гнездилов, хмыкнув, пытливо обвел Сергея черными глазами, а крупная его ладонь не спеша поглаживала шею, наголо, до синевы бритую голову.

    - В грузчики пойду, - ответил Сергей. - Или рыть землю.

    - От отчаяния?

    - Нет. Я в войну много покопал земли.

    Было долгое молчание.

    - Вот что! - наконец сказал Гнездилов, и рука его тяжело опустилась  на стол, где лежали документы Сергея.  -  Ты  знаешь,  куда  приехал?  Хорошо знаешь?

    - Знаю.

    - Так вот что - пойдешь рабочим в комплексную бригаду на "Капитальной". Понял, что это такое? Осваивать в лаве новый комбайн.  Изучал  у  Морозова небось?

    - Да.

    - Ну вот. Предупреждаю,  на  третьем  участке  все  сложно.  Все  вверх ногами. Сто потов с тебя сойдет, ночей спать  не  будешь,  ног  и  рук  не будешь чувствовать - такая работа! Ну?

    "Рабочим комплексной бригады? - мысленно  повторил  Сергей.  -  Что  он сказал - рабочим комплексной бригады? Он что, шутит?" И немедля  он  хотел сказать, что очень хотел бы этого, но проговорил вполголоса и сдержанно:

    - Вы, кажется, забыли, что я...

    - Я ничего не забыл! - жестко  перебил  его  Гнездилов  и  снял  трубку телефона. - Ты мою память еще узнаешь. Я все дела твои  изучу,  парень,  и запомни; глаз с тебя спускать не буду.

    - Значит, вы серьезно?.. - почти шепотом выговорил Сергей. - Спасибо... Я ведь... я ведь готов был и в грузчики, - доверительно и тихо добавил он. - Мне уже было все равно, Аким Никитич.

    Телефонная трубка задержалась над столом,  Гнездилов  строго  покосился из-под бровей.

    - А не справишься с работой - в  грузчики,  в  сторожа  переведем!  Это обещаю. - И, набрав без спешки номер, заговорил своим крепким  голосом:  - Бурковский? Привет, мученик! Опять горишь? Долго  у  тебя  будет  дым  без огня? Когда я на твоем месте сидел, у меня, брат, дыма не было!  Врубовки? А ты проси и врубовки! Что,  я  тебе  буду  ходатайства  писать?  Нажимай, требуй, из рук выхватывай! Экий у тебя дамский характер! Вот  что.  Закажи от своей шахты номер в гостинице и давай немедленно ко мне. Разговор есть. Ну! - Бросив трубку, он тяжело поднялся над столом, проговорил:  -  Давай, Вохминцев. А через месяц позову тебя сюда. И  спрошу  на  всю  Ивановскую. Спрошу строго. Иди. Гостиница направо за углом. Рядом. Сегодня  отдохнешь, а завтра - под начальство к Бурковскому. Твой начальник участка.  Если  он тебя возьмет. Тут я, знаешь, не виноват.

    Только возле самой гостиницы он понял, что произошло. Он еще не верил в то, что он будет жить здесь и что  сюда  может  приехать  Нина.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту