Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

157

Сергей и переложил отяжелевший  под  дождем чемодан в другую руку. - Нужно в райком.

    - Садись, будь любезен, подвезем. - Шофер мастерски, сквозь щелку зубов сплюнул на асфальт, весело и охотно раскрыл дверцу. - Давай! Откуда сюда?

    - Из Москвы.

    - Э-э, москвич?

    - Был.

    Он влез на сиденье рядом с шофером и еле успел достать мокрыми пальцами сигарету,  как  парень  резко  затормозил  машину,  облокотился  на  руль, подмигнул всем своим выпуклоскулым и подвижным лицом.

    - Все, начальник!

    - Что?

    - Приехали. Райком.

    - Уже? -  не  поверил  Сергей,  плохо  понимая,  и  все-таки  полез  за деньгами. - Сколько с меня?

    - Веселый парень, анекдоты рассказываешь! - замотал головой  и  озорно, молодо захохотал шофер. - Какие деньги  -  пятьсот  метров  ехали!  Только сигарету дай, московскую. "Прима" у тебя? Вот  райком!  Только  рано  еще. Спят. Может, в гостиницу поедем? Чего думаешь? Давай.

    - Нет. Я подожду. Спасибо. Возьми всю пачку. У меня есть.

    Двухэтажное здание райкома было темным.

    Он присел на чемодан под навесом. Он мог ждать под  этим  навесом  хоть целые сутки, хоть неделю.

    Только в десять часов утра  он  увидел  секретаря  райкома  Гнездилова. Невысокий, кряжистый человек в просторном брезентовом плаще, казавшийся от этого тяжелым, квадратным, грузно ступил в приемную, где пожилая заспанная машинистка  безостановочно,  пулеметными  очередями  стучала  на  машинке, задержал  взгляд  на  Сергее,  сидевшем  на  диване,  глянул  на  чемодан, поставленный у его ног, сказал сочным голосом:

    - Доброе утро, Вера Степановна. Это ко мне товарищ?

    - К вам, Аким Никитич. Сидел, представьте, с  ночи  под  навесом,  пока райком был закрыт. Из Москвы.

    - Из Москвы? Ну так. Проходите, коли ко мне.

    Сергей вошел в кабинет.

    - Так, так, -  говорил  Гнездилов,  уже  за  столом  прочитывая  письмо Морозова,    характеристики,    документы    Сергея,      изредка      взглядывая недоверчивыми глазами. - На шахту? Работать?

    - Да.

    - Понятно. А отец арестован, так? Осужден?

    - Да. На десять лет. Я узнал только это.

    - А ты что же - обманул партбюро?

    - Нет.

    - Та-ак. Понятно. А Игорь Витальевич твой декан?

    - Да.

    - Что это ты заладил: да, нет, нет, да. Как заведенный. Эдак мы с тобой и не договоримся. Будем мекать да бекать. Ты что, злой очень?

    -  Я  жду  вашего  решения.  Я  вижу,  что  вас    не    обрадовали    мои характеристики, - сказал Сергей.

    Очень  тесный  кабинет  секретаря    райкома,    загроможденный    простым письменным  столом  и  длинным,  закапанным    чернилами    другим    столом, поставленным к нему перпендикулярно, и деревянной  вешалкой  в  углу,  где висел брезентовый плащ Гнездилова, представился вдруг серым,  неуютным,  и вся простота  его  стала  выглядеть  неестественной,  и  простоватый  этот разговор ненужно наигранным, нарочитым.

    - Вон как ты крепко рубанул:  "Не  обрадовали  характеристики"!  Да,  с такой характеристикой, дорогой товарищ студент, в золотари не возьмут. Вот таким образом получается.

    Большое лицо Гнездилова с  резкими  чертами  -  мясистый  нос,  широкие брови,    широкий    подбородок    -    было    слегка    опухшим    после    сна, задумчиво-хмуро; голова, наголо

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту