Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

152

в отдельности:

    - Ладно. Собирайтесь. Мешать не буду. Косова подожду, прощусь  и  поеду спать.

    Голос Подгорного прозвучал за спиной его:

    - Ты шо думаешь делать?

    - Что делать? - повторил Сергей, все  переставляя  пустые  пузырьки.  - Уеду на шахту. Буду работать. Это все.

    - Шо-о?

    - Что тебя удивляет, Мишка?

    - Значит?..

    - Когда человека исключают из партии, его исключают и из  института,  - ответил Сергей, подбросил на ладони пузырек, поставил его на подоконник. - Тебе что - это неизвестно?  Я  подал  заявление.  Не  стоит  ждать,  когда Свиридов напомнит об этом Луковскому. Я  все  понимаю,  Мишка.  И  ты  все понимаешь. Не надо удивляться!

    В ту же минуту он повернулся от окна - раздались шаги в коридоре, дверь распахнулась:  Косов  в  намокшем  старом  бушлате  не  вошел,  а    шумно, отфыркиваясь, ввалился в  комнату,  держа  две  авоськи,  набитые  банками консервов, свертками, бушлат был не застегнут, шея и грудь розовы,  мокры, насечены дождем. Он с размаху грохнул авоськи на  стол,  сдернул  флотскую фуражку, отряхивая ее, крикнул весело:

    - Братцы, на улицах штормяга! Шлепал по "Гастрономам" каботажным рейсом на полный ход, вгрызался в очереди, что твоя врубовка. Иес, сэр, овер  ол! А ну кинь кто-нибудь закурить! Сережка? И ты тут?

    Он увидел Сергея, веселое выражение стерлось  с  загорелого  лица  его, косолапо, враскачку,  как  ходил  по  морской  привычке  своей,  не  желая отвыкать, ринулся к нему, стиснул его кисть.

    - Салага, черт! Я искал тебя два дня! Оборвал в автомате  телефон.  Где ты пропадал? Мы же сегодня отчаливаем...

    - Я знаю, что ты звонил.

    - Салага ты. Пакостная морда. Кустарь-одиночка. Вот кто ты! Исчез  -  и концы обрубил. За это шею бьют! Спасибо, что пришел!

    Косов на радостях, не выпуская руки Сергея,  рванул  его  к  себе,  как всегда, играя силой, увесисто ударил другой  рукой  по  плечу,  заговорил, всматриваясь в его лицо:

    - Неужто все-таки на меня обиделся? Или чихнул на  всех  левой  ноздрей через правое плечо? Этого не знал за тобой. Ты копилка за  тремя  замками. Копилка. Если обиделся - скажи в глаза, чего крутить?

    - Какая обида! Пошел ты... знаешь? - Сергей выдернул руку из  маленьких железных пальцев Косова, хмурясь, достал пачку сигарет, протянул Косову. - За что мне на тебя обижаться? Ну что  смотришь?  Бери  сигарету.  -  Косов ногтями вытянул сигарету. - Черта в сумку! Я еще не умираю, Гришка.

    - Идиотские дела, старик, - сказал Косов. - Все как-то  через  Пензу  в Буэнос-Айрес. У нас часто зуб дергают через ухо. Вот что я тебе скажу.

    - Тут на кровати Холмин спал, -  как-то  не  очень  внятно  пробормотал Морковин, заворочавшись на своем чемодане. - Вот тут он... Знаешь, Сергей?

    - Здесь? - Сергей покосился на кровать.

    - На этой, - мрачно ответил Косов. - Его переселили из третьей  комнаты к нам, пожил пять дней - и амба! Тихий был  парень,  в  очках,  без  конца читал Маркса и Гегеля. Причем на немецком языке. Читал и курил. Две  пачки "Памира" выкуривал в день. Был с виду пацаненок.

    - Его... здесь арестовали?

    - Нет. Но сюда приходили  ночью  двое  с  комендантом  и  перерыли  всю тумбочку и весь матрац.

    - Между прочим, имел интерес...

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту