Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

146

подлость живет две тысячи  лет  -  со  времен  Иуды  и  Каина?  Она  часто активнее, чем добро, она не останавливается ни перед чем. А  добро  бывает жалостливо, добро  прощает,  забывает.  Почему?  Социализм  -  это  добро, вытекающее из развития человечества. Коммунизм  -  высшее  добро.  А  зло? Впивается клещами в наши ноги. Как могут быть в партии  Уваров,  Свиридов, тот старший лейтенант? Может быть, потому, что есть такие, как  Луковский, Морозов?.. Морозов, Морозов... "Зайдите ко мне. Надо поговорить". О чем?"

    Он не допил пива и расплатился.

    - Пришли, Сергей? Очень хорошо, я вас ждал. Очень ждал. Я  был  уверен, уверен, что вы придете. Садитесь вот  здесь.  Хотите  выпить,  Сергей?  Вы будете водку или коньяк?

    - Благодарю. Я ничего не хочу.

    - Ну как же так, если уже... Я бы хотел  с  вами...  Вы  можете  побыть немного у меня?

    - Вы просили, чтобы я пришел?

    - Я вас ждал, Сергей. Я вас ждал.

    Был Морозов в пижаме, короткой  для  его  длинной  сутуловатой  фигуры, неудобно как-то торчали кисти рук, видны  были  безволосые  голые  ноги  в стоптанных шлепанцах. Говоря, Морозов сгибался около низкого  столика,  на котором в тарелках нарезаны были колбаса, сыр; неловко ввинчивал штопор  в коньячную бутылку, казалось, был углубленно занят этим.

    Тесный кабинет Морозова в его квартире на Чистых  прудах  сплошь  забит книжными  шкафами,  тахта  со  смятыми  газетами,  письменный  стол  перед раскрытым окном завален горами книг, рукописей,  на  тумбочке  возвышалась миниатюрная,  сделанная  из  железа  модель    копра.    Тюлевая    занавеска шевелилась, легко надувалась ветром над столом, касаясь рукописей,  сквозь эту занавесь точками проступали огни над черными Чистыми прудами.

    В квартире тишина. Слышно было, как, прошумев, поднялся лифт на верхний этаж.

    "Нужно ли было приходить?  -  подумал  Сергей,  следя  неприязненно  за неловкой возней Морозова с бутылкой. - Он ждал?"

    - Я никогда не  думал...  Делают  пробки!  Крошево,  шлак!  -  вскричал Морозов, задергав штопор. - И ни к богу! Протолкнуть ее, что ли?

    - Сразу видно, что вы не воевали в конце  войны,  -  сказал  Сергей.  - Дайте я открою. По вашему умению вижу: часто пьете.

    Он выбил пробку ударом ладони, поставил бутылку на стол.

    - Я просто хочу с вами выпить, да, выпить! - заговорил Морозов  и  стал наливать в рюмки, расплескивая коньяк. - С некоторого времени я пью  сухое вино, но хочу дербалызнуть коньяку. С вами.

    - А за что именно? - Сергей усмехнулся. - Это странно...  Преподаватель пьет со студентом. Завтра Свиридов состряпает личное  дело  -  лишь  стоит узнать. Не опасаетесь?

    - Пейте, Сергей!

    - Я не хочу. Благодарю.

    Морозов выпил поспешно, неумело, скривился,  ткнул  вилкой  в  кружочек колбасы, торопливо пожевал, снова налил и, чокнувшись, опять выпил  как-то по-мальчишески, неаккуратно, будто хотел опьянеть быстрей. Сергей наблюдал за ним с некоторым удивлением, но не выпил, закурил только.

    - Дайте, что ли? - сказал Морозов и потянул из пачки на столе сигарету. - Тысячу раз бросаю курить и  никак.  У  меня  в  войну  после  завала  на "Первой", в Караганде, легкие малость - да бог с ним! Дайте прикурить.

    - Вот спички.

   

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту