Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

145

ехать на 7-ю экспериментальную...

    Как нужен был сейчас ему Константин с его смуглой донжуанской  рожей  и ернической улыбкой, с его полусерьезной манерой говорить,  с  его  набором пластинок,  с  его  броско-модными  ковбойками    и    галстуками,    с    его безалаберностью, с его привычкой покусывать усики  и  независимо  щуриться перед тем, как он хотел сострить! Нет, ему нужен был Константин, нет,  без него он не мог жить.

    Он перечитал записку; девушка в сарафанчике  закрыла  книгу,  испуганно обернулась, когда он, застонав, откинулся затылком  к  спинке  скамейки  и сидел так зажмурясь.

    - Вам плохо, может быть?.. - услышал он робкий голосок.

    - Что? Что вы!  Жара...  Вы  видите,  какая  жара...  -  Он  постарался улыбнуться ей. - Нет, нет, не беспокойтесь...

    - Простите, пожалуйста.

    Она встала, одернула  сарафанчик;  поскрипывая  босоножками,  пошла  по аллее, часто оглядываясь.

          15

    Целый день он бродил по городу.

    Раскаленный  асфальт,  удушливо  горький  запах  выхлопного    газа    от проносившихся мимо машин, знойные улицы, бегущие  толпы  на  перекрестках, очереди  у  тележек  с    газированной    водой,    брезентовые    тенты    над переполненными летними кафе, дребезжание трамваев на поворотах, скомканные обертки от мороженого на тротуаре, разомлевшие люди,  потные  лица  -  все перемешивалось, двигалось, город  жил  по-прежнему,  изнывал  от  жары,  и ломило в висках от блеска, от гудения, от запаха бензина.

    Уехать!..  Куда?  У  него  три  курса  института.  Уехать,  да,  уехать немедленно, на шахту в Донбасс,  в  Казахстан,  в  Кузнецкий  бассейн,  на Печору! Что ж, он сможет работать шахтером, он знает неплохо горное  дело. Новые люди, новая обстановка, новые лица... Работа... Его она  не  пугает: уехать!.. А Ася? А Нина? Уехать, бросить все? Это невозможно!

    Почти инстинктивно он зашел на углу универмага  в  автоматную  будочку, всю накаленную солнцем, снял ожигающую ладонь трубку,  механически  набрал свой номер и, когда зазвучали гудки, тотчас же нажал на рычаг - что он мог сказать Асе сейчас?

    Он постоял, глядя на эбонитовый кружок  номеров,  потом  с  мучительной нерешительностью, с заминкой, набрал  номер  Нины.  Гудки,  гудки.  Щелчок монеты, провалившейся в автомат. Голос:

    - Алю-у, Нину Александровну? Нету ее...

    И он повесил трубку, обрывая этот голос.

    Он захлопнул дверцу автомата, сознавая, что недоделал,  не  решился  на что-то, и медленно двинулся по размякшему асфальту под солнцем.

    "Уехать? От всего этого уехать? От Нины, от Аси? Невозможно. Не могу!.. А как же жить? Что делать?"

    В поздних сумерках он сидел в кафе-поплавке напротив  Крымского  моста, пил  пиво,  курил  -  не  хотелось  есть,  -  глядел  на  воду,    обдувало предвечерней свежестью, небо багрово светилось под гранитными набережными; городские чайки вились над мостом, садились  на  воду,  визгливо  кричали; возле скользких мазутных свай причала  течение  покачивало,  несло  пустые стаканчики от мороженого, обрывки бумаги - уносило под мост, где сгущалась темнота.

    "Почему люди любят смотреть на воду? - спрашивал  он  себя.  -  В  воде перемена, тяга к чему-то? Тяга к счастью, что ли? Но  почему  человеческая

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту