Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

139

Когда танки  расстреливали батарею, ты удрал и отсиживался в  каком-то  блиндаже,  а  потом  раненого Василенко отдали под суд, хотя в штрафной должен был идти ты. Но  на  тебя доказательств не было - все погибли. Жаль, что меня ранило...  И  после  я тебя не нашел на фронте...

    - И что бы вы сделали, Вохминцев?  -  оборвал  Свиридов,  подозрительно косясь на Уварова. - Что?

    - Дайте договорить! - громко бросил Косов. - Не перебивайте!

    - Ты забыл одну деталь, Уваров.  Когда  танки  добивали  твою  батарею, Василенко, уже контуженный и раненный, успел позвонить мне, и  я  приехал. Но среди убитых тебя не нашел. И если бы меня не ранило в тот же день,  ты был бы в штрафном, а не Василенко.

    - Ближе к  делу,  Вохминцев,  -  опять  перебил  Свиридов,  по-прежнему изучающе-внимательно взглядывая в сторону Уварова. - Конкретнее!

    - Потом я встретил его в сорок пятом и набил ему морду публично,  и  он не защищался и почему-то не поднял дела против меня. Ну а потом он заявил, что я еще до ареста должен был сообщить об отце куда следует.

    - Как  не  стыдно,  Сергей!  -  с  упреком  произнес  Уваров,  легонько поигрывая карандашом на столе. - Нельзя же так. Нельзя... Так далеко можно зайти. - Он вздохнул и, показалось даже, сокрушенно потупился при этом.  - Может быть, мне, товарищи, все же не стоит присутствовать  здесь  ввиду... исключительного случая? Я бы попросил членов партбюро... - Лицо его  стало скорбно-серьезным, и  он  непонимающе  поглядел  на  Свиридова,  затем  на неподвижно сидевшего Морозова. - Я попросил бы членов партбюро, чтобы  это дело разбирали без меня. Есть мое заявление. Секретарь партбюро все  факты изложил. Кажется, мое присутствие накладывает  на  серьезное  дело  что-то личное.

    - Это, кстати, умно придумано, - сказал Сергей, усмехаясь.  -  Молодец! Но ты объясни, где ты вступил в партию, в запасном полку?

    - Ну а если так? - без выражения спросил Уваров. - Что же тогда?

    - Я это знал. Кто тебе давал рекомендации?

    Не повернув к нему головы, Уваров как будто не расслышал его вопроса, и на миг Свиридов настороженно впился в лицо Уварова замершими зрачками.

    - Ну кто, кто давал рекомендации? Назови. Забыл? - поторопил  Свиридов. - Кто? Помнишь ведь?

    - Подполковник Басов  и  майор  Черенков.  Но  я  все  же  попросил  бы товарищей разбирать это дело без меня.

    - Они, конечно, не знали тебя по фронту? -  все  так  же  настойчиво  и резко проговорил Сергей. - Не знали?

    - Ну и что же?

    - Ничего. Просто на фронте свистели пули - и ты был ясен как на ладони, а в тылу опасности нет - и ты ловко умеешь надеть на  себя  маску  доброго парня. И в бинокль тебя не разглядишь!

    Остро пекло солнце. Густо плыл  дым  над  столом,  смещая,  затуманивая лица. Профессор Луковский, насупленный, ушел весь в кресло, белые его руки были сведены на папиросной коробке,  лежащей  на  коленях.  Косов  смотрел перед  собой  непроницаемо  синими  глазами,  посасывая    трубку;    угрюмо оглядывался то на  Уварова,  то  на  Сергея  мускулистый  парень  в  синей футболке, пытаясь, видимо, сказать что-то, и не говорил;  и  в  ту  минуту показалось Сергею, что Морозов из-под козырька ладони все время  наблюдает за ним, а карандашом

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту