Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

137

знаете, что  такое  фашизм.  Вы  что  же,  позвольте спросить... мм...  кхм...  убежденно  оскорбили  его  этаким  политическим обвинением? Или вгорячах, так сказать, ляпнули: на, мол, тебе, ешь!

    - Абсолютно убежденно! - ответил Сергей, и  при  этих  словах  обмякло, стало растерянным лицо Луковского,  разом  повернулись  головы,  и  Сергей увидел:  плечи  атлетически  сложенного  малознакомого  студента  в  синей футболке как-то бугристо напряглись; но Уваров не  обернулся,  не  изменил позы - продолжал спокойно рисовать на бумаге.

    - Этим словом не ляпают, Вячеслав Владимирович, я хорошо знаю ему цену, с войны! - сказал Сергей.

    - Тогда извольте доказательства, дорогой вы мой... доказательства, если уж... хм!

    - Пусть он расскажет вам, за что я бил ему морду однажды в ресторане, в сорок пятом году. Думаю, он это честно не расскажет!

    -  Да,  пусть  объяснит.  Пусть  объяснит  Уваров!  -  на  все  стороны оглядываясь, вставил мускулистый парень  в  синей  футболке.  -  Все  надо выяснить, товарищи. А как же?..

    И только  сейчас  Уваров  оторвался  от  бумаги,  проговорил  устало  и покойно:

    - Почему же ты так уверен, Вохминцев? Я расскажу. Почему же...  Что  ж, разрешите мне, уж коли так далеко зашло.

    Он кивнул Свиридову, аккуратно положил карандаш на расчерченный  листок бумаги,  потом  не  спеша  поднялся,  печально  улыбнулся  всем  голубыми, покрасневшими глазами.

    - Вот видите, получается странно, - заговорил он с мягким удивлением  и как бы смущенно пробежал пальцами по светлым волосам. - Я  не  хотел  даже здесь выступать. Почему - я объяснял это Свиридову перед партбюро. Ну  что ж, если уж так, я должен объяснить. Хорошо. Коротко расскажу  по  порядку. Мы знакомы с фронта. Здесь Вохминцев напомнил о ресторане,  видите  ли,  о нашей встрече в сорок пятом году. - Он в раздумье передвинул  карандаш  на сукне, уперся в стол пальцами. - Право, не знаю, мне очень бы не  хотелось вспоминать одну трагическую историю и... ну... косвенно, что ли, утяжелять вину Вохминцева. И так достаточно. Но уж если он сам затронул, я  вынужден рассказать. В сорок четвертом году, да, осенью сорок четвертого  года,  мы служили в Карпатах, я командовал второй батареей, Вохминцев - третьей. Да, я, кажется, не ошибаюсь - третьей. Ночью нас вызвали в штаб  дивизиона,  и Вохминцеву был отдан приказ немедленно выдвинуться вперед на  танкоопасное направление, мне - прикрывать  его  орудиями  с  фланга.  Ну,  получилось, говоря вкратце, вот что: Вохминцев, то ли не разобравшись в обстановке, то ли еще почему - не буду додумывать - завел батарею в расположение  немцев, в болота, так что орудия нельзя было развернуть, а утром немецкие танки  в лоб  расстреляли  батарею.  Да,  погибли  все,  исключая  вот...  -  Он  с выражением мимолетной  боли  коснулся  ладонью  виска,  указал  в  сторону Сергея. - Вохминцева. Но и он был ранен. Я прибыл утром  к  Вохминцеву,  и тут случилось странное: он стал обвинять меня в том,  что  я  погубил  его батарею, не поддержал огнем. Но дело в том, что я и не мог поддержать  его батарею, так как Вохминцев завел орудия на пять километров  в  сторону,  к немцам, а стрелять, как известно, надо было прямой наводкой. Добавлю,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту