Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

134

и обклеили всего, как афишную будку. - Он  закашлялся,  щеки  стали  дряблыми.  -  Простите, Сергей, я несколько... очень устал, выдохся вчера. На это  наплевать.  Это все чепуха, мелочи,  дрязги...  Да,  да.  Это  чепуха!  Ниоткуда  меня  не выгонят, я зубастый!

    Он согнал с лица  возбужденное  выражение  -  и  сразу  погас,  морщины проступили в уголках глаз его.

    - Простите меня, как с Николаем  Григорьевичем?  Что  известно?  А  все остальное - чепуха, чепуха. Не обращайте внимания.

    - Пока ничего.

    - Н-да! А как Асенька?

    - Кажется, лучше.

    - Это уже хорошо. Заходите вечерком. Буду очень рад, очень рад.

    Эта оживленность Мукомолова не была  естественной,  он  заметно  как-то постарел, бородка островками заблестела  сединой  и  словно  бы  согнулась спина, ослабла походка - это все видел Сергей, но в то же время не  видел, все это смутно проходило мимо его сознания.

    Только на троллейбусной остановке он понял, что торопился,  хотя  знал, что торопиться было бессмысленно.

    Он  несколько  удивился  тому,  что  заседание  партбюро  проходило    в директорском кабинете.

    Слои дыма замедленно переваливались в солнечных этажах  над  столом,  и кожаные кресла в кабинете, зеленое сукно стола, графин с  водой,  белеющие листки бумаги, карандаши на них были  неистово  накалены  июльским  зноем. Уличный асфальтовый жар душно и маслено  входил  в  окна,  лица  лоснились потом.

    Сергей сидел в стороне от  стола,  около  тумбочки,  вентилятор,  звеня тонким комариным зудом, вращался за его спиной. Прохладный  ветер,  дующий от шуршащих лопастей, немного освежал его; он то  видел  все  реально,  то темная пелена нависала над  глазами,  и  тогда  лица  Свиридова,  Уварова, Морозова за столом не были видны отчетливо. И  в  эти  минуты  он  пытался всмотреться в насупленное лицо Косова и в не очень  хорошо  знакомые  лица остальных членов партбюро, в углубленном молчании чертивших карандашами по листкам.

    - Если он не понял этого, то должен понять. Я  говорю  прямо,  в  глаза ему. Обман партии - преступление. Понял ли он? Нет, как видно, не понял...

    Его удивляло и то, что сейчас он был  спокоен;  и  он  даже  усмехнулся чуть-чуть, расслышав этот сухой голос Свиридова. Он стоял за столом прямой -  прямые  узкие  плечи,  ввалившиеся  лимонные  щеки  двигались,    когда, выталкивая изо  рта  жесткие,  бьющие  слова,  поправил  желтыми  пальцами толстый узел галстука, застегнул среднюю пуговицу на пиджаке.

    "Зачем он поправляет галстук, для кого это? Почему он не снял пиджак  - для официальности? Или торжественной строгости? Почему он?  Почему  именно он?.. У него гастрит или язва? И больная нога... был ранен? Верит ли он  в то, что говорит?"

    - Я изложил членам партбюро подробно  все  как  было,  когда  Вохминцев пришел отказываться от практики. Это только факты.

    Сбоку взглянув на Сергея, Косов, мрачно-замкнутый,  медленно  вынул  из кармана  брюк  трубочку  с  вырезанной  головой  Мефистофеля,  с  железной крышечкой, сосредоточенно начал набивать ее табаком.

    "Кто подарил ему эту трубку? Кажется, Подгорный... На  подготовительном еще, в сорок пятом..."

    - Вохминцев, возьмите пепельницу, - ровным голосом сказал Морозов.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту