Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

130

от волнения не попадая ногами в  штанины;  робкий, короткий звонок забулькал в коридоре.

    Он бросился к двери по темному коридору,  нажал,  открыл  замок  и,  не говоря ни слова, быстро вернулся в комнату, оставив дверь открытой.

    - Сергей!

    - Здесь спят.

    - Сергей!

    В сумраке забелел плащ - она вошла, затихла,  остановилась  за  порогом комнаты.

    - Зачем ты приехала? - спросил он нерассчитанно громким голосом.

    - Сережа, - сказала она и с робостью  выступила  из  сумрака  в  лунный свет. - Я не могла ждать. Ты послушай...

    - Зачем ты приехала? Для чего? - спросил он холодно.

    - Сере-ежа-а, я ничего не понимаю...

    Она как-то неумело, не по-женски заплакала, приложив ладони к груди, и, плача, опустилась на стул, сжавшись, локтями доставая колени.  Он  смотрел на нее растерянно.

    - Идем, - сказал он. - Разбудим Асю. Идем. Я провожу тебя.

          13

    - Я сегодня узнала все...

    - Что ты узнала?

    - От Аркадия... от Уварова. Он не был два года и зашел сегодня...

    - Ну и что? Что ты узнала?.

    - Послушай, Сергей, я жалею, что хотела помирить  тебя  с  ним!  Жалею! Думала, все проще... Я просто верила  Тане.  А  он  притворялся,  ждал.  И дождался.

    - Ты это хотела мне сказать?

    -  Послушай,  Сережка,  перестань!  Как  все  мелко,  ужасно  мелко  по сравнению... что случилось с твоим отцом! Это самое  страшное,  что  может быть. И еще смерть.

    - Это он рассказал?

    - Будь осторожен! Пойми, он не шутит, он пойдет на все. Не горячись  на партбюро, будь доказателен. И взвесь все -  это  главное.  Уваров  не  так прост! Знаешь, что он сказал? "Ну все, конец, ваш  Вохминцев  испекся!"  И какое было лицо -  спокойное,  лицо  победителя!  Сережа,  послушай...  Он сказал: завтра или послезавтра будет партбюро. У тебя есть время. Если оно тебе нужно. Знаю, ты можешь быть сильным, но ты... Пойми,  они  не  шутят! Они не шутят!

    - Что ж, спасибо... Я проводил тебя до Серпуховки.

    - Подожди! - попросила она.

    Они стояли на  углу,  в  густой  тени  каменного  дома,  возле  наглухо закрытого подъезда.

    - Еще... - сказала она.

    - Что "еще"?

    - Еще проводи. Мне страшно. - Она поежилась.

    Пустынная Серпуховская площадь  с  темным  прямоугольником  универмага, низким зданием шахты строящегося метро была  огромной,  безжизненно-синей; под  луной  металлически  блестели  дальние  крыши,  и  маленькая  фигурка постового  милиционера  посреди  пустой  площади    казалась    неподвижной, неживой. Луна будто умертвила город, и даже не было ночных  такси,  обычно стоявших на углу.

    - Сергей...

    - Пойдем, - прервал он.

    Она замолчала. Он не смотрел на нее.

    Но, когда свернули на  узкую  Ордынку,  стало  темнее  на  тротуаре  от застывших теней лип, тихая  мостовая  за  ними  лежала  мертвенно-гладкая, полированная под лунным светом. Он взглянул на  Нину  сбоку,  и  она  чуть подалась к нему, словно хотела взять под руку,  но  не  взяла,  застегнула пуговичку плаща на горле, опустила подбородок. Они молчали.

    Она шла, двигалась рядом, изредка касаясь его плащом, и он видел ее всю - от этих стучащих по асфальту каблуков, этого коротенького старого  плаща до  молчаливо  сжатых  губ,  -  и  все  было  знакомо,  нежно

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту