Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

129

боку, - и тут  что-то душное, цепкое навалилось на него, ломая тело, выкручивая руки.  Вырываясь из тисков, он осознавал, что это последнее в его жизни,  что  он  погибнет сейчас, и почему-то особенно ясно успел заметить за спинами людей в черном чье-то очень знакомое огромное лицо с усиками, но кто это был -  никак  не мог  вспомнить.  И  вдруг  узнал  это  лицо  по  крутому  подбородку,    по улыбающимся губам и, узнав, крикнул, задохнувшись: "Уваров? Уваров!.. Где, сволочь, твой партбилет? Сжег?" - И от удара,  падая  под  сапоги,  уловил радостный знакомый рев: "В сердце! Бейте его  в  сердце!  В  сердце!..  Он сейчас умрет!"

    Сергей очнулся от этого крика, от назойливого постороннего звука.

    Открыл глаза - огромная, тяжелая, раскаленная, во все окно луна светила душно и нацеленно - прямо в зрачки ему. Он лежал, боясь оторвать взгляд от нее, боясь пошевелиться, скачущими рывками билось сердце; казалось  -  оно разорвется. "Это сон, неужели сон?"  -  спросил  он  себя,  приподнялся  - настойчиво звонил телефон, накрытый подушкой.

    И этот придавленный настойчивый звук  стряхнул  с  него  одурманивающий кошмар сна.

    Он вскочил с постели, снял трубку.

    - Да, - сказал он хрипло, глядя на  отсвечивающие  под  луной  часы  на столе. Шел второй час ночи.

    - Прости, пожалуйста, я разбудила тебя? Ты спал? Сережа,  я  хочу  тебя увидеть! Обязательно! Сегодня, сейчас!

    - Кто это? - Он еще плохо соображал; колотилось сердце и после  сна,  и после торопливого в трубке голоса: - Кто это?

    - Не узнаешь? Это я... Я тебе звонила! Я тебе  вчера  звонила,  сегодня звонила...

    - Кто это? Ты мне звонила? - переспросил он. - Нина?..

    - Да, да! Я вчера вернулась, я тебе звонила.  Послушай...  Я  звоню  из автомата. Я сейчас приеду к тебе... Ты слышишь, Сережа?

    - Я не могу сейчас, - выговорил он. -  Я  не  могу...  И  не  надо  мне звонить.

    - Сере-ежа!..

    Он оборвал разговор и, накрыв подушкой телефон, с тоской  почувствовал, что не так говорил, не так ответил, что не думал все это время о ней, о ее муже, который вернулся в Москву. И как только опять лег и увидел  висевшую в квадрате окна чудовищно красную душную луну, почудилось -  были  порваны все реальные нити с миром.

    Снова затрещал под подушкой телефонный звонок,  похожий  на  задушенный крик. Он оглянулся на дверь в комнату Аси, затем схватил  свою  подушку  и накрыл ею телефон - так было легче ему.

    Телефон трещал слабым, жалобным звонком,  сжатый  подушками.  Его  звук походил на прерывистый комариный писк.

    Потом он замолк. С ударами крови в висках Сергей  лежал,  не  испытывая облегчения. Предметы в комнате сместились, потонули в тени - луна  заметно сдвинулась над железными  крышами  к  краю  окна,  был  виден  из-за  рамы багровый раскаленный кусочек ее. И стояло в мире  такое  безмолвие,  какое бывает, когда в  лунную  ночь  переползает  через  бруствер  на  нейтралку разведка - туда, в сторону немого гребня немецких окопов...

    Он услышал с улицы легкий  шум  подвывающего  мотора,  потом  четкий  и сильный щелчок дверцы, и сейчас же побежал стук каблуков - уже во дворе.

    "Неужели она? Не может быть",  -  подумал,  еще  сомневаясь,  Сергей  и потянул со стула брюки,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту