Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

128

как  говорят,  виднее. Завтра утром - тю-тю! - уезжаю на практику. Под Тулу, - сказал Константин. -  А  все  же,  Серега,  ты  считал  и  считаешь  меня  за  пижона.    Так? Откровенно...

    - Брось! Ты знаешь, как я к тебе отношусь?

    - Нет! Но ведь кто понимал друг друга, как не мы с  тобой,  кто?  И  уж если откровенно... ты всегда был серьезный малый, и меня тянуло к тебе,  а не тебя ко мне. И я у тебя кое-чему научился, а не ты у меня. Так?

    - Брось сантименты, Костька. Я просто был "чересчур смелым человеком" и ничему не научился. А жаль.

    - Будь здоров! И не городи ерундовину перед сном - вредно.

    Константин взбежал по лестнице на второй этаж.

    Здесь, наверху, он прошел  сквозь  темноту  коридора  в  свою  комнату, ощупью нашел выключатель, зажег свет; и его окружил  давно  привычный  ему хаос  холостяцкой  обстановки  -  пыльные  книги    в    громоздком    шкафу, иллюстрированные, затрепанные донельзя  журналы,  повсюду  раскиданные  на стульях, порожние бутылки из-под пива на подоконнике, кинофотографии  Дины Дурбин над письменным столом, пепельница-раковина, переполненная окурками; на тумбочке - портативная с  пластинками  мировой  "джазяги"  радиола,  по случаю купленная в сорок пятом году у летчика, приехавшего из Венгрии.  Но чего-то не хватало ему. Он не находил себе места. Ему не хотелось спать.

    Он включил радиолу на тихий звук, полулег  в  мягкое  облезлое  кресло, вытянулся  в  нем  -  пластинка  раскручивалась,  шипела,  возникли  точно отдаленные пространством звуки джаза, - и он,  слушая  хрипловатый  низкий женский голос и потирая лицо, горло, морщась, напевал шепотом: "О Сан-Луи, ты горишь вдали..."

    Ночью Сергея разбудил телефонный звонок.

    Минут сорок назад, чтобы уснуть, он принял люминал, найдя снотворное  в аптечке отца, и сон  тяжело  потянул  его  во  тьму.  Он  чувствовал,  как засыпал, и чувствовал,  как  нарастает  что-то  неспокойное,  смутное,  то приближаясь, то удаляясь, - как человек, как летящее тело  между  небом  и землей. Но это не было ни человеком, ни телом. Что это  было,  он  не  мог понять.

    ...Потом появились какие-то темные, как туннель, ворота, а позади -  он видел - под луной блестела каменная  площадь.  И  он  вбежал  под  арку  - преследовал его, настигал, бил его в спину грохот подкованных сапог.

    Этот грохот раздавался на весь город. А людей нигде не было на пустынно мертвенных улицах. Только стучали, приближаясь,  железные  подковы  сапог, отдаваясь тоской в сердце.

    Он  бежал  через  арку,  через  черный  туннель,  он  заметил    впереди светящееся под луной отверстие выхода. Но мысль о том, что он совсем  один в городе, что у него нет оружия, кидала его как сумасшедшего из стороны  в сторону. Щупая пустую кобуру, выбившись из сил, он домчался до выхода. Как спасение, как передышка,  открылся  этот  выход...  Четыре  силуэта  вышли навстречу ему, загородив проход из туннеля. Он не видел их лиц,  не  видел их мундиров, но знал - впереди немцы. И в то же время донесся металлически ударяющий цокот подков за спиной. И он понял, что пропал, что его окружили и нет выхода из смертельной ловушки - это конец, его предали...

    Отступая, он еще напрасно рванул пустую кобуру на

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту