Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

127

дребезжащую крышечку.

    - Я тебя ждал сегодня, - сказал он.

    - Дай сигарету.

    - Я тебя ждал. Хотел поговорить. Очень...

    - Сейчас ничего не буду рассказывать. До смерти устал. Дай  сигарету  и спички. - Сергей ногой подволок к столу табуретку. - Ася меня ждала?

    - Сначала была Эльга Борисовна, потом я. Ты ничего не знаешь?

    - Я многого не знаю, Костька... - вяло сказал Сергей. - Но  меня  ничем уже не удивить.

    - Н-да...

    Константин полотенцем снял крышку  чайника,  прищурился  на  булькающий кипяток, проговорил непрочным голосом:

    - Трудно мне сказать это тебе...

    - Тогда не говори.

    Было молчание. В ванне щелкали, отрывались от душа капли.

    Константин все так  же  глядел  на  бурлящую  воду,  на  пар,  с  тихой решимостью сказал:

    - Слушай, Серега... Вот что. Я люблю Асю. Я хотел, чтобы ты... Я  люблю ее. И вообще... это так.

    Константин со всхлипом затянулся  дымом  сигареты  так,  что  поднялась грудь под полосатой ковбойкой, и договорил с длительным выдохом:

    - Я должен был тебе сказать. Я люблю Асю. С сорок пятого. Когда ты  был еще в армии.

    - На кой черт  ты  мне  говоришь  это?  -  Сергей  хмуро  посмотрел  на Константина. - То есть как любишь? В каком смысле?

    Никогда он всерьез не думал об этом, но порой все же появлялась  мысль, что, наверное, когда-нибудь  вечером  зайдет  за  Асей  совсем  незнакомый парень, лица которого он не мог представить,  ее  однокурсник,  наделенный теми качествами, которые могли бы понравиться ему; он всегда  был  спокоен за нее, ибо была непоколебимая уверенность,  что  не  мягкий  отец,  а  он спустит с крыльца любого, кто попытается хотя  бы  намеком  оскорбить  его сестру. Он считал, что обладает силой  покровительства  старшего  брата  в семье. И то, что Константин  нежданно  открылся  ему,  вызвало  в  нем  не удивление, а чувство чего-то неестественного, не имевшего права  быть.  Он знал Константина со всеми его слабостями, и если бы  он  сказал  сейчас  о каком-то очередном увлечении своем, только не о любви к Асе, это  было  бы вполне естественно и закономерно.

    - Вот что, - проговорил Сергей, - с меня хватит всего... Я всем сыт  по горло. Не понимаю тебя. Ты прошел огонь, и воды, и  черт  те  что,  а  Ася святая. Ей нужен парень... ее поколения. Что у вас общего? На кой черт  ты говоришь это? Я хочу спать. Мне надо  выспаться.  Основательно  выспаться, Костька. У меня что-то часто стала болеть башка. Я устал.

    - Все-таки выпей чаю, - посоветовал Константин. И замолчал  с  мрачным, замкнутым лицом; смуглые пятна проступили на скулах, в темно-карих  глазах пригасло обычное выражение иронически настроенного ко всему человека,  раз и навсегда когда-то осознавшего зыбкость истины.

    - Считай, что этого разговора не  было,  -  сказал  он,  и,  показалось Сергею, голос его не дрогнул. - Кстати, тебе... звонили... Звонила Нина. В десять вечера. Забыл передать.  Я  с  ней  очень  мило  поговорил.  Возьми чайник.

    Ручка чайника была невыносимо горячей, Сергей ощутил  его  ошпаривающую тяжесть и мгновенно перебросил чайник в другую руку.

    - Спасибо. Уже не нужно.

    - Что?

    - Спасибо. Уже не нужно. Пойдем чай пить?

    - Я ужинал. Пойду к себе. На верхотуру. Сверху,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту