Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

126

    - Нет, - сказал он и зачем-то  тронул  щеку,  где  коснулись  ее  губы, усмехнулся: - Нет. Счастливо, Иннеса.

    - Сч-частливо-о! - ответила она. - Завтра ты не придешь, нет?

    - Я не знаю, что будет завтра.

          12

    Вернулся домой поздно.

    Он долго не попадал ключом в отверстие замка, а когда открыл  дверь,  в первой комнате - полумрак; светил в углу на диване зеленый ночник, и прямо перед порогом стоял Константин, покусывая усики.

    - Ты? - спросил Сергей, пошатываясь.

    - Я.

    - Как Ася?

    - Ты готов? - спросил Константин серьезно.

    - Я спрашиваю, как Ася? Какого... ты еще?

    - Все так же. Был профессор и врач из районной. У нее  что-то  нервное. Нужен покой. Ты где надрался? И в честь какого торжества?

    - Ася, Ася... - сказал Сергей, нетвердыми шагами подошел к дивану, сел, сутуло наклонился,  расшнуровывая  полуботинки.  -  Пьют  от  слабости,  - заговорил он шепотом. - Я понимаю. Я не от слабости... Я никогда ничего не боялся... даже смерти... Ни-че-го...

    Сергей ниже склонился к ботинкам,  дергая  шнурки,  и  вдруг  согнутая, обтянутая  рубашкой  спина  его  затряслась,  и  неожиданно  было  слышать Константину глухие, сдавленные звуки, похожие на проглатываемый  стон.  Он будто давился, расшнуровывая ботинки, все не разгибаясь, и  Константин,  в первый раз увидев его таким, заторопился с неистовой энергией:

    - Сережка, идем в  ванную,  старина!  Надевай  тапочки.  Пошли!  Душ  - великолепная штука. По себе знаю. Надирался как змей. Обдает свежестью - и ты как огурчик. Ко всем дьяволам философию! Истина в душе, за это ручаюсь! Где эти тапочки? Сейчас ты узнаешь, что человечество недаром выдумало душ!

    - Не зажигай света, - шепотом  попросил  Сергей,  не  разгибаясь.  -  Я сейчас... подожди.

    - Пошли, Серега. Поверь мне. Примешь душ  -  увидишь  небо  в  алмазах. Пошли! Жизнь не так плоха, когда в квартире есть цивилизация.

    Он обнял его одной рукой, довел до ванной, задевая  за  развешанное  на кухне белье, пахнущее сыростью, сказал:

    - Давай! Выход из всех положений.

    Этот благостный душ был ожигающе свеж, колкие струи ударяли по  плечам, по  груди:  сразу  озябнув,  Сергей  подставил  лицо,  крепко    зажмурясь, навстречу  льющемуся  холодному    дождю,    и    в    этом    водяном    плену, перехватывающем дыхание, вспомнил, трезвея, о тех солнечно-морозных  утрах зимы сорок пятого года, когда после пота, грязи передовой он был влюблен в эту воду, в эту ванну - ни с чем не сравнимое чудо человечества, как тогда счастливо казалось ему.

    - Теперь растирайся до боли! Почувствуешь себя младенцем! -  Константин приоткрыл дверь, подал ему мохнатое полотенце, затем крикнул из кухни: - Я сейчас крепкий чай сочиню. И все будет хенде хох!

    Сергей не отвечал, растираясь колючим полотенцем, - тишина была в доме, как на степном полустанке, и движений Константина на кухне не было слышно.

    В распахнутое окошечко ванной прохладно тянуло  ветерком  летней  ночи, чернело звездное небо  за  близкими  силуэтами  лип,  и  слабо  доносились далекие паровозные гудки с московских вокзалов.

    Когда Сергей вышел из ванной, Константин курил около  плиты,  незнакомо застывшими глазами смотрел на закипавший чайник, на  тоненько

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту