Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

125

    глаза,      и утомленно-сожалеющим было его лицо.

    - Вохминцев! - крикнул Свиридов, хромая к столу. - Молчи! За эти  слова - знаешь? Гонят из партии! Ты... коммунист коммуниста! Как смеешь?

    - Он уже не коммунист, - печальным голосом произнес Уваров. - Жаль,  но он в душе уже не коммунист. Разложился... Очень жаль! Хороший был парень.

    - Я плевать хотел на то, что ты думаешь обо мне. И  не  вам,  Свиридов, судить. Потому что вы верите не себе, а ему, вот  этому  "принципиальному" парню... с душой предателя! - проговорил Сергей, как в холодном тумане.  - Вы верите ему, я буду верить себе!

    - Достаточно! Прекратите! Можете идти, Вохминцев.  Когда  будет  нужно, вам сообщат. Идите, идите...

    Был это голос Морозова, и Сергей, все  время  ожидавший  вмешательства, искоса посмотрел на него: то, что Морозов в течение этих минут как  бы  не участвовал и не замечал боя, который  шел  рядом,  и  то,  что  он  сейчас неуклюже и не вовремя оборвал этот бой, уже ничего не решало.

    - Вам, Вохминцев, необходимо в партбюро заявление... в связи  с  отцом. Все, что нужно. Можете завтра принести. Это вам ясно?

    И Сергей нехотя и упрямо ответил:

    - Заявление, Игорь Витальевич, я писать не буду. Отец не осужден. А то, что он арестован, знаете сами.

    - Идите! - Морозов полоснул глазами в  сторону  двери.  -  Слышите  вы? Идите! Немедленно!

    - Жаль. Очень жаль, - сказал Уваров задумчиво.

    Он вышел из кабинета, в горле  жгла  металлическая  сухость,  ломило  в висках - головные  боли  в  последние  дни  стали  повторяться,  -  и  все туманилось в сером песочном свете: приемная, солнце  на  паркете,  кожаный диван, столик с телефоном; и голос Иннесы тоже  был  вроде  бы  соткан  из серого цвета:

    - Как, Сергей?..

    Он машинально посмотрел на ручные часы, хотя безразлично было,  сколько прошло времени, и странно улыбнулся Иннесе.

    - Вам не хочется холодного  пива  или  мороженого?  В  жару  это  идея, правда?

    Не разобрал, что ответила она, помешал звук открываемой двери -  Уваров со Свиридовым выходили из кабинета Морозова, - и,  повернувшись  спиной  к ним, Сергей договорил нарочито спокойно:

    - Вам не хочется выпить, Иннеса? Закатиться куда-нибудь  в  ресторан  - великолепная идея! Разлагаться так разлагаться.

    Он затылком почувствовал: замедлив шаги, они проследовали в коридор. Он был рад, что они услышали его. В конце концов было ему все равно.

    - Серьезно, Иннеса, - сказал он иным тоном, через силу, естественно.  - Не хотите ли вы куда-нибудь пойти со мной? Ну в ресторан, в кафе, в бар  - куда хотите. Мне хотелось бы...

    - Я не могу. На работе, Сережа.

    - Какие формальности, Иннеса! Институт пуст, никого нет,  одни  уже  на практике, другие на каникулах, черт бы их драл. Морозов сейчас уйдет.  Что ему тут делать? Идемте, Иннеса! Вы ведь говорили, мужчина должен все время улыбаться.

    - Потом.  Ладно?  Завтра.  Ладно?  Но  завтра  ты  не  захочешь.  -  И, заглядывая ему в глаза, спросила: - Замучился... Плохо тебе?

    Она сильно, по-мужски взяла его за руку и слегка прикоснулась губами  к щеке - это был какой-то дружественный знак понимания, - спросила снова:

    - Замучился, Сережа?

    Она больше ни о чем не спрашивала.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту