Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

116

от  запыленных  окон  приемную  с кабинетно-темными дубовыми панелями, с застывшей здесь больничной тишиной. Люди сидели возле стен молча,  не  выказывая  друг  к  другу  любопытства, подобрав ноги под стулья, лица казались тусклыми пятнами.

    Когда  Сергей  вошел  сюда,    охваченный    преувеличенной    решимостью, неисчезающим желанием действовать, и спросил громко: "Кто последний?" -  и когда услышал бесцветный ответ: "Я",  он  почувствовал  ненужность  своего громкого голоса - сидящие на крайних стульях  взглянули  на  него  не  без опасливого недоверия. Женщина в белом пыльнике, с усталым  красивым  лицом вздохнула; беззвучно захныкала  у  нее  на  коленях,  кривя  большой  рот, некрасивая девочка лет пяти, придавливая к  груди  соломенную  корзиночку; лысый, начальственного вида мужчина, бесцветно ответивший "я", помял кепку в руках и замер, держа ее меж колен.

    - Я за вами, - спешно вполголоса проговорил Сергей, и  этот  кисловатый казенный запах приемной, этот чужой  запах  неизвестности  сразу  обострил ощущение беспокойства.

    Лампочка сигналом зажглась, погасла над дверью, обитой кожей, и человек в углу неслышно вскочил,  лихорадочно-спешно  засовывая  газету  в  карман пиджака, и мимо него из серых тайных  глубин  комнаты  одиноко  простучала каблуками к выходу молоденькая женщина, непослушными пальцами скомкала  на лице носовой платок, высморкалась, всхлипывая. Человек с газетой оглянулся на нее, оробело потянувшейся рукой открыл дверь, обитую  кожей,  и  тихая, словно бы пустая, без людей, комната поглотила его.

    Все молчали, прислушиваясь к слабо возникшим,  зашуршавшим  голосам  за толстой дверью. Лысый мужчина начальственного вида  мял  кепку,  глядел  в пол. С улицы, залитой солнцем, глухо - сквозь  двойные  пыльные  стекла  - доносились гудки автомобилей  на  Кузнецком  мосту.  Девочка  стеснительно завозилась на  коленях  у  красивой  женщины,  растянула  губы,  крохотные сандалики, ее белые носочки задвигались над полом.

    - Тетя, пи-ить, - захныкала она тоненько и жалобно. - Тетя Катя, я хочу пи-ить. Я хочу-у...

    - Подожди,  родная,  потерпи,  деточка,  -  заговорила  женщина,  обняв худенькое тельце девочки, просительно посмотрела на соседей. - Сейчас наша очередь, и мы пойдем домой. Потерпи, потерпи, маленькая...

    Все отчужденно молчали, не  обращая  внимания  на  красивую  женщину  и девочку в новеньких сандаликах. Лысый мужчина,  неотрывно,  тупо  уставясь себе под ноги, мял кепку. Мальчик лет пятнадцати, в футбольной безрукавке, испуганно расширенными глазами следил за лампочкой над  дверью,  ерзал  на стуле, весь напряженный, пунцовый.  Рядом  с  женщиной  старуха  в  темном платке, в новых сапогах, около которых темнел узел,  старательно  жевавшая из кулечка, заморгала  на  девочку  красными  веками,  вынула  из  кулечка деревенский пирожок, помяла его, бормоча тихонько и непоследовательно:

    - Покушай, покушай, милая. Ить я тут третий раз... Из  Бирюлева...  Вот зятю велели одежу привезти. И двести  рублей...  Две  сотельных  можно.  В дорогу-то... О господи, грехи наши...

    "Все они... так же, как  я?  -  подумал  Сергей,  оглядывая  сидящих  в приемной, угадывая в них то, что было в нем самом. - Кто

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту