Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

111

стуча от нервного  озноба зубами, одной рукой притискивая воротник пальто к подбородку, прошептала:

    - Сережа, миленький... Что же это? Как же теперь?

    Горячий колючий комок унижения и бессилия застрял в горле, и он не  мог проглотить этот комок, и  слезы  душили,  не  давали  дышать,  мешали  ему улыбнуться Асе - губы были как каменные. Он потер горло, точно  сдирая  на нем что-то липкое, проговорил с усилием:

    - Ничего... Я с тобой. Я буду с тобой...

    И обнял ее за худенькие трясущиеся плечи.

          9

    Не раздеваясь, уже в конце ночи задремал на диване, неудобно  прикорнув на боку, и в дреме не покидало его острое, тоскливое ощущение  неудобства, какое-то беспокойство, как будто воровски спал на  краю  вокзальной  лавки среди беззвучно кричащих вокруг людей.

    - Сергей, Сережа!..

    Он рывком сел на диване - и  сразу  почувствовал  свинцовую  тяжесть  в болевшей голове.

    Было утро, солнце висело над мокрыми крышами.

    Ася,  собравшись  комочком,  лежала  на  своей  кровати,  укрывшись  не одеялом, а пальто, дышала часто, жалобно всхлипывая  во  сне;  синие  тени проступили в подглазье. И Сергей, вспомнив все, подумал, что она звала его во сне, что он очнулся от ее голоса, позвал шепотом:

    - Ася!..

    Она не ответила. И тотчас громкий стук в дверь повторился  и  вместе  с ним - громкий голос Константина в коридоре:

    - Сергей, открой! Открой!

    С  тошнотворным  отвращением  к  этому  стуку  Сергей  встал,  медленно повернул ключ, увидел на пороге Константина, заспанного, в расстегнутой на груди ковбойке, молча потянул из пачки сигарету, зажал ее зубами.

    - Сережка! Отца? Ночью? - Константин  обежал  взглядом  по  комнате  со следами беспорядка - книги, бумаги еще  валялись  на  полу.  -  Сережка... ночью взяли... отца? Я слышал возню - ни дьявола не  понял!  Что  молчишь, т-ты?..

    - Да, - сказал Сергей. - Не все ли равно когда.

    - И Ася?.. - Константин на цыпочках подошел к кровати, где, свернувшись калачиком, лежала она под пальто, наклонился с желанием помощи, прошептал: - Асенька...

    Она на секунду посмотрела на него  со  страхом  и  повернула  голову  к стене, застонав, как от боли.

    - Быков! - вдруг охрипшим  голосом  проговорил  Константин.  -  Сволочь Быков! - крикнул он.

    И рванул дверь, выскочил в коридор, и тут же Сергей услышал грохот  его бега, бешеное хлопанье дверью в глубине  квартиры  и  следом  бросился  за Константином в конец темного коридора, где была комната Быкова.

    - Костя! Сто-ой!..

    Он не успел догнать его  -  увидел  в  распахнутую  дверь  стол,  белую скатерть, чайную посуду и куда-то в потолок обращенное  страшное,  налитое лицо Быкова. Константин, вцепившись в его шелковую пижаму, подняв  его  со стула, яростно тряс его так, что рыхло колыхалось короткое плотное тело, а тот, не отбиваясь, только толстыми складками съежив шею, багровый, вздымал голову к потолку, хрип вырывался из его трубкой вытянутых губ.

    - Па-аскуда! Сволочь!.. Это ты... это  ты,  б...  доносы  строчишь?  Ты людей мараешь?.. Чай пьешь, сволочь, когда тебе каяться нужно! На  коленях ползать! - Константин,  крича,  перекосив  неузнаваемое  лицо,  сумасшедше дернул Быкова к себе, затрещала, лопнула,  расползлась

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту