Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

108

Сергея, недоверчиво нахмуриваясь, выкладывал ордена,  документы, письма перед собой. И были ненавистны  Сергею  его  цепкие  руки,  плоская спина, плоская широкая шея, светлые  степные  волосы,  заляпанные  сапоги, собранные щеголеватой гармошкой. Старший лейтенант  тщательно  и  подробно просмотрел документы, сложил их стопкой отдельно, хмыкнув, достал из ящика какую-то бумагу.

    - А ну... иди-ка сюда!

    С усмешкой держа в одной  руке  исписанный  листок  бумаги,  он  поднял другую руку, из-за плеча поманил пальцем Сергея.

    - А ну-ка сюда иди! Это твое? - И локтем отодвинул документы, ордена  в сторону, положил локоть на стол, читая про себя, шевеля губами.

    По медлительности, нехорошей усмешке его, с какой  он  мог  глядеть  на непристойность, по мелкому  почерку  на  тетрадном  листке  бумаги  Сергей сейчас же догадался, что, очевидно,  у  него  письмо  Нины,  и,  испытывая желание встать, выхватить письмо из этой цепкой узловатой руки,  сидел  не двигаясь, стиснув зубы, - заболело в висках.

    - А? Как же? Любовью занимаешься? Кто  она?  -  различил  он  негромкий голос.

    Сергей проговорил:

    - Прошу не тыкать! Кто она - не ваше дело! Идите руки вымойте с  мылом, протрите спиртом, прежде чем касаться чужих писем!

    - Как не стыдно! Как вам не стыдно! -  сдерживая  плач,  крикнула  Ася, вонзив пальцы в ладонь Сергея. - Вы ведь советский человек!

    - Встать!

    - Вот как? А дальше что? - спросил Сергей и, как в темной дымке, встал, смутно видя перед собой посветлевшие  добела  глаза,  готовый  при  первом движении этого человека сделать что-то страшное, готовый ударить его,  уже не сознавая последствий, уже не  думая,  чем  это  кончится.  И  он  снова спросил: - Ну? Дальше что?

    - Князев! - простуженным голосом позвал капитан и поднес платок ко рту, гриппозно чихнул и утомленно, с выражением страдания склонился над книгой.

    - Освободить диван! Что тут в диване? - тише, подчеркивая в голосе злую вежливость, проговорил старший лейтенант. - Ну-ка, посмотрим!..

    И Ася, не понимая, пошатываясь, испуганно поднялась, прижимая  к  груди полу  пальто,  и  старший  лейтенант  тотчас  откинул  одеяло,    простыню, оттолкнул ногой матрас, стал выкидывать из ящика  пересыпанную  нафталином зимнюю одежду. Потом выпрямился, обратил набрякшее краснотой широкое  лицо и вдруг, даже с  видом  странного  заискивания,  сбоку  заглянул  в  глаза Сергея.

    - Так где же хранится троцкистская литература, а?

    - Что?

    -  А  ну  оденьтесь-ка,  покажите,  где  у  вас  сарай!  Пройдемте,    - неестественно улыбаясь, приказал старший лейтенант.

    И когда Сергей прошел мимо неподвижно сидевшей с положенными на коленях руками Фатымы, мимо застывшего солдата в коридоре, когда толкнул дверь  из парадного на улицу, старший лейтенант включил карманный  фонарик,  ободряя заискивающе-вежливо:

    - Прошу, прошу...

    Лил дождь, но темнота ночи поредела,  в  водянисто  посеревшем  воздухе чувствовался близкий рассвет, проступали силуэты  домов,  мокрый  асфальт, мокрые крыши. Из водосточных труб хлестали потоки воды, дождь глухо  шумел в черных, уже различимых вдоль забора липах, когда шли к ним по  лужам  от крыльца, и затем мягко застучал, забарабанил над головой

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту