Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

107

сжалась, застонала в одеяло, подавляя рыдания.

    - Ася... я прошу тебя... Оденься, - глухим голосом проговорил Сергей.

    И в тот момент, когда в другой комнате  он  сдернул  с  вешалки  летнее Асино пальто, зычный окрик остановил его:

    - Ку-уда?

    Старший лейтенант, прочно загородив дорогу, рванул  из  его  рук  Асино пальто, торопливо стал ощупывать карманы, подкладку, и Сергей почувствовал чужую силу, чужие пальцы, хватающие карманы,  и  внезапно,  стиснув  зубы, выговорил:

    - Уберите руки!

    Старший лейтенант изо всей силы держал пальто. Сергей видел, как упруго набухли желваки, стали мучными скулы старшего лейтенанта,  твердо  впились ему в лицо светлые глаза. Со сжавшей его злобой Сергей  упорно  смотрел  в побелевшие, жесткие, готовые на все глаза, и  в  его  сознании  скользнула мысль, что он никогда не видел такое мучное, видимо жившее  ночной  жизнью лицо. Сергей произнес с трудом:

    - Отпустите пальто! Я пока не арестован!

    - Сидеть! В комнате сидеть! Никуда не выходить!  Вот  здесь  сидеть!  - яростным шепотом крикнул старший лейтенант. - Ясно?

    - Князев! - окликнул капитан невнятно.

    Видимо, он вынужден был сдержаться, не отводя от Сергея белого взгляда, отпустил пальто, узловатой кистью привычно провел по боку, где под  плащом оттопыривалось, мотнул головой.

    - А ну на место! Скаж-жи, быстряк!

    Потом с ощущением бессилия Сергей сидел на  диване,  чувствовал:  рядом ознобно  вздрагивала  Ася,  укутанная  в  пальто,  полулежала,  прислонясь затылком к стене, мертво вцепившись пальцами в его руку. Он не  знал  уже, сколько времени шелестели страницы книг, выбрасываемых из  шкафа,  сколько времени ходили по комнатам чужие люди, зачем-то отодвигая шкафы  от  стен, заглядывали в щели; не знал, зачем трясли  книги  над  полом,  ища  в  них что-то.

    Ему хотелось курить,  непреодолимо  хотелось  втянуть  в  себя  горький ожигающий дым, помнил, что сигареты в  правом  кармане  пиджака  в  другой комнате на спинке стула перед диваном, но не вставал,  не  желая  выказать волнения, которое унизило бы  его,  лишь  успокаивающе  стискивал  ледяные пальцы Аси и слегка отпускал их, гладил их.

    А они делали, видимо, привычную свою работу, не снимая плащей, фуражек, не разговаривая. Капитан сидел на краешке стула,  по-птичьему  согнувшись, опустив острый носик,  желтыми,  прокуренными  пальцами  шевелил  страницы книг, тряс их, кидал на пол, изредка лез  за  скомканным  платком,  трубно сморкался, промокал  носик,  вытирал  губы,  глаза,  покраснев,  гриппозно слезились. И Сергею казалось, что его желтые пальцы оставляют следы гриппа на книгах, на стекле шкафа, на вещах, к которым он прикасался.

    Дождь плескал по асфальту двора, и было  чудовищно  странно,  что,  как всегда, в стекле жидко светился дворовый фонарь,  трясущийся  от  дождевых струй.

    Старший лейтенант, широко, по-деревенски хозяйственно раздвинув ноги  в хромовых, слегка собранных в гармошку сапогах, обрызганных грязью, сидел в сдвинутой на затылок фуражке  за  письменным  столом,  порой  настороженно косясь на Сергея, читал бумаги отца, листал их, послюнив палец; с излишним стуком  выдвигал  ящики,  в  которых  лежали  письма,  документы,  ордена, конспекты

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту