Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

105

- скомандовал  начальственный  голос,  и  до Сергея ясно донеслись из комнаты тревожные голоса Аси, отца. И он  увидел, как вспыхнул свет в коридоре, в комнате и к настежь раскрытой двери, стуча каблуками,  подошел,  сделал  поворот  кругом  и    застыл    с    белобровым негородским лицом солдат в шинели, по-уставному поставил винтовку у ног.

    Увидев все это, он вошел в комнату, еще полностью не сознавая,  убеждая себя, что происходит, произошла страшная  ошибка,  невероятная  обжигающая нелепость, и, еще не веря в  это,  остановился,  вздрогнув  от  голоса,  - низенького роста сухощавый капитан  в  плаще  с  погонами  государственной безопасности (на погонах блестели капли дождя)  держал  в  желтых  пальцах какую-то бумагу, говорил спокойно, тусклым, гриппозным голосом:

    - Вохминцев Николай Григорьевич? Вот ордер на арест. Собирайтесь.

    Отец в исподнем белье, только пиджак накинут на плечи, - все это делало его жалким, незащищенным, лицо болезненно-небритое, будто  в  одну  минуту постаревшее на десять лет, - мелко подрагивая бровями, даже не взглянул на бумагу, взгляд перескочил через  голову  капитана,  встретился  с  глазами Сергея и непонимающе погас. Он мелкими глотками два  раза  втянул  воздух, согнулся и сразу ставшей незнакомой, старческой  походкой,  не  говоря  ни слова, вышел в другую комнату. Капитан двинулся за ним, оттуда, из  второй комнаты, донесся его носовой голос"

    - Быстро, гражданин Вохминцев. Прошу быстро!

    Было видно в открытую дверь, как он,  оставляя  следы  грязи  на  полу, прошел  к  письменному  столу,  вприщур  окинул  стены,    стол,    потолок, неторопливо набрал номер телефона, сказал в трубку снижение:

    - Да. Мамонтов. Мы здесь. Да. Слушаюсь. Хорошо. Слушаюсь.

    В комнату из коридора испуганно выдвинулась толстая, укутанная в платок дворничиха Фатыма - понятая, как догадался Сергей. Второй офицер,  старший лейтенант,  ручным  фонариком  указал  ей  на  стул.  Фатыма  села,  робко озираясь. Старший лейтенант, с крепким деревенским лицом,  тонкогубый,  со светлыми степными глазами, глядел на Сергея в упор, расставив ноги.

    "Отец вернулся поздно  ночью.  Я  не  слышал,  когда  он  вернулся",  - мелькнуло у Сергея, и приглушенные голоса в коридоре,  и  чужие  голоса  в квартире, и Фатыма, и следы на полу, и разнесшийся запах армейских  сапог, мокрых плащей,  наклоненная  к  телефону  худая  и  чужая  шея  низенького капитана,  и  его  слова,  произнесенные  в  трубку,  и  эта    вся    грубо заработавшая машина вдруг вызвали в нем бессилие,  злость  и  страх  перед страшным, неотвратимым, беспощадно что-то ломающим в жизни его, отца, Аси. И  в  то  же  время  не  исчезала  мысль  о  том,  что  все  это  какое-то недоразумение, что сейчас капитан, разговаривавший  по  телефону,  положит трубку, извинится, объявит, что произошла  ошибка...  Но  капитан  положил трубку, потом, внимательно разглядывая стол, бумаги на  нем,  скомандовал, не поворачивая головы:

    - Поторопитесь, поторопитесь, гражданин Вохминцев! Быстро! Прошу.

    И Сергей бросился в другую комнату, туда,  к  отцу,  которого  торопил, подхлестывал этот чужой голос. Отец не  спеша  одевался,  но  никогда  так неловко, угловато не двигались его

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту