Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

101

потрогала зашипевший в ее руках утюг; помотала  пальцами, стала гладить, от старательности высунув кончик  языка;  лицо  озабоченно, капельки пота выступили над верхней губой.

    - Ах, Ася, как вы жестоки ко мне! Ни в чем не доверяете. Вы смотрите на меня как на не приспособленного ни к чему балбеса. Прошу вас, не надо.

    Константин ходил вокруг стола, смешливо косил брови,  говорил  жалобно, полусерьезно, однако не пытаясь, как обычно, вызвать у нее улыбку, смотрел на ее движения утюгом, на разгоряченное лицо, видел дрожащие росинки  пота на верхней губе, втайне наслаждаясь и нежностью к этим чистым капелькам, и легкостью  ее  движений,  -  она  не  прогоняла    его,    как    прежде,    а снисходительно разрешала быть здесь, и он был рад этому.

    - Ася, ей-богу, очень жарко сегодня, и еще ваш утюг... Дайте же мне.  Я помогу. Я умру от безделья.

    - Да, давайте говорить о погоде. Какой душный вечер! - смеясь,  сказала Ася и сдунула волосы со щеки. - Действительно: просто какая-то Сахара!  Я, например, чувствую себя бедуинкой.

    Она постриглась недавно, и как-то незнакомо,  без  кос,  обнажилась  ее шея, от этого Ася будто стала выше ростом, и было что-то новое, взрослое в ее плечах, спине, голых руках, даже в интонации голоса.

    Ася вопросительно посмотрела на Константина, опять  сдунула  волосы  со щеки - видимо, не привыкла к новой прическе, короткие волосы мешали ей,  - потом спросила с легкой насмешкой:

    - Лучше скажите, как вы там  сдали  свои  горные  машины?  Всякие  свои штреки, копры? Наверно, было бормотание, а не ответ?

    - Крупно плавал, но потом прибило к берегу.  Сдал.  Не  будем  касаться грустных воспоминаний.

    - Теперь, конечно, на практику?

    - Ох, придется, Ася.

    - А я так похудела за экзамены,  даже  тапочки  сваливаются.  Чертовски трудный был первый курс. В медицинском вообще трудно учиться. Впрочем, это не жалобы, а факт. Я довольна.

    И Ася набрала в рот воды из стакана, надув  щеки,  брызнула  на  белье, спросила, словно вспомнив сейчас:

    - Вы, кажется, хотели удирать из института?

    - Была чудовищная попытка, Ася.

    - "Попытка"! Вы просто патологический тип, - сказала Ася с осуждением и блеснула на Константина глазами. - Сами не знаете, чего хотите! Ну чего вы хотите вообще?

    - Ася, есть вещи, которые долго объяснять. Просто  у  меня  сохранились животные признаки. Иногда сам себя не понимаю.  Потом  -  я  ведь  чуточку старше вас.

    - Не козыряйте старостью. Как можно не понимать себя? Просто не  Костя, а Гамлет, принц датский!

    - Ася!

    - Тише, не кричите, как в гараже, папа спит! Будете кричать тут, я  вас прогоню немедленно.

    Он увидел на спинке стула пижаму Николая Григорьевича и понял - его нет дома, она обманывала.

    - Ася, я шепотом...

    - Ну?

    - Ася...

    - Я знаю, что я Ася. Уже девятнадцать лет  знаю.  Ну  что  вы,  честное слово! - Она настороженно посмотрела на него.

    - Ася... Я... буду брызгать вам... водой.  Клянусь,  сумею,  вы  будете довольны. Вот через неделю уеду на практику, и такого усердного дурака  не найдете, который будет вам брызгать водой. Я сделаю это талантливо.

    Константин с дурашливой и умоляющей гримасой потянулся  к  стакану,  но тотчас Ася, проворно повернувшись

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту