Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

100

большое  лицо, крупный и  твердый  подбородок...  И  Нина,  и  лицо  это  поплыли  вверх, смешались в сплошном черно-белом потоке.

    Сергей, с двух сторон  стиснутый  текущими  к  эскалатору  людьми,  уже чувствовал, что не мог обмануться, хотя увидел их так коротко,  нереально, как будто их и не было.

    - Гражданин, не мешайте!

    - Вы тут... заснули? Растопырился!

    Его толкали к эскалатору, его повлекло, как в  водовороте.  Он  плечами попытался высвободиться из этой  потянувшей  его  вперед  тесноты,  сделал несколько шагов вперед, и тугой  людской  поток  понес  его  за  собой  на ползущие вверх ступени, и он стал подыматься, соображая: "Кто это, ее муж? Это он? Она вернулась с ним?.."

    В вестибюле он сбежал с эскалатора, вглядываясь в толпу,  в  движущиеся лица, но здесь не было их. Он вышел из метро, торопливо  достал  сигареты, оглядываясь,  сдерживая  сбившееся  дыхание.  Площадь    кипела    легковыми машинами,  переполненными  троллейбусами,    чернеющими    около    остановок пешеходами, неоновый свет лился на асфальт на головы людей.

    И он увидел  их.  Они  стояли  на  переходе  через  площадь,  пропуская вереницу машин, - Нина без берета, в коротком плащике, широкоплечий,  даже грузный, человек в куртке, держа чемодан, уверенно просунув  руку  под  ее локоть, что-то говорил ей, и она чуть-чуть кивала ему.

    "Значит,  она  вернулась  с  ним?  Но  она  дала  телеграмму:  "Выезжаю днями"... Почему она дала неточную телеграмму? Значит, он вернулся?.."

    Он уже твердо знал, что этот человек с дочерна  загорелым  лицом  -  ее муж, что она вернулась из экспедиции не  одна.  Он  теперь  увидел  его  и против  желания    чувствовал,    что    грубовато-резкая    внешность    этого незнакомого  человека  не  вызывала  в  нем  неприязни,    и    первое    его неосознанное решение - подойти к Нине - мгновенно  показалось  ему  сейчас непростительным мальчишеством, каким-то глупым шагом.

    Вереница машин пронеслась, и он видел, как  они  перешли  площадь,  как человек в куртке поддерживал Нину под руку, как в такт походке  волновался ее плащик, потерялся в сумраке вечера на той стороне площади.

    Только тогда он двинулся по улице, и словно бы из  пелены  доходили  до слуха гудки автомобилей, шум  троллейбуса,  кипение  вечернего  города,  и возникала мысль, что вот здесь все кончилось,  будто  долго  подымался  по лестнице, счастливо торопился, затем с размаху открыл последнюю  дверь,  а за ней - провал, мертвенная пустота внизу...

    "Нет! Не может быть! Не может быть!.."

          7

    - Я, ей-богу, умею держать утюг в руках, я не такой уж негодный парень, Асенька. И не пижон, поверьте. Наглаживал себе брюки с юных лет,  научился этому мастерству в совершенстве.

    - Ну что вы врете, Костя! - сказала Ася строго. - Ясно по вашим брюкам: вы их  на  ночь  кладете  под  матрас.  Не  пускайте  пыль  в  глаза.  Вот пепельница. Можете сидеть, и курить, и наблюдать молча. Вы поняли?

    Было десять часов вечера.

    В комнате  тихо,  по-домашнему  пахло  снежной  свежестью  выглаженного белья,  белейшей  стопкой  сложенного  на  краю  стола.  Ася  в    ситцевом сарафанчике, в тапочках на босу ногу - смуглые плечи обнажены -  послюнила палец, осторожно

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту