Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

99

над этим. Он привык к тем отношениям, которые сложились  между ними за эти годы. Нина сказала:

    - Сережа, я начинаю думать, что тебе просто так  удобно:  приходить  ко мне, когда тебе нужно.

    - Ты не хочешь меня понять...

    - А я уже так не могу.

    В то раннее мартовское утро, когда он провожал Нину в экспедицию, когда она сказала, что ненавидит последние минуты на вокзале, Сергей возвращался с чувством внезапной и мучительной пустоты, он  сознавал:  все,  что  было связано с Ниной, должно быть решено им, а не ею.

    Сергей вошел в вестибюль метро, постоял в очереди у кассы.

    Впереди тоненькая, с выгоревшими волосами девушка  звенела  мелочью  на вытянутой ладошке, и паренек в тенниске отсчитывал,  застенчиво  перебирал на ее ладошке деньги, отсчитал и протянул в кассу:

    - Два билета, пожалуйста.

    Лето в полную  силу  чувствовалось  и  под  землей:  рокот  эскалатора, летящий сквозняк, пестрые платья, белые брюки, спортивные  майки,  молодые лица и руки, кофейно покрытые загаром, - все напоминало о золотистом песке дачных пляжей, о водной станции,  накаленной  солнцем,  о  взмахах  весел, прохладном дуновении свежести по реке.

    Эскалатор равномерно опускал Сергея, и он наслаждался этой механической плавностью движения.

    Он стоял рядом с тоненькой девушкой: у  нее  были  теплые,  без  блеска глаза, с нижней ступеньки она неподвижно смотрела на парня в  тенниске,  и он,  облокотившись  на  поручень,  смотрел  на  нее    таким    же    долгим, размягченным взглядом, медленно краснея.

    И Сергей невольно отодвинулся, как бы не замечая  их  робкой  близости, которой они еще стеснялись: им было, видимо, по восемнадцати...

    Полз, стрекотал эскалатор, сзади шуршал "Вечеркой", по-домашнему  зевал в газету дачный мужчина в соломенной шляпе и, зевая, толкал в ноги  Сергея сеткой, набитой консервными банками. Спеша  подымались,  плыли  навстречу, перемещались лица на соседнем эскалаторе, веяло струей подземной  прохлады навстречу Сергею. "Им по восемнадцати. А мне уже двадцать пять..."

    - Простите, молодой человек! Вы что, не спешите?

    Тугая  сетка,  набитая  консервными  банками,  жестко  нажала  в    бок, прошуршала, задев его, соломенная шляпа, и Сергей  посторонился,  навалясь на поручни. И в ту же секунду что-то знакомое, светлое мелькнуло среди лиц на соседнем эскалаторе - он не ясно увидел, а почувствовал  это  знакомое, мелькнувшее там, - обернулся. Но тут ступеньки эскалатора ушли из-под ног, кончились, и силой движения вниз его толкнуло на каменный пол.

    Вырвавшись, он протиснулся сквозь хаос бегущих от перрона  к  соседнему эскалатору  толп.  Еще  не  совсем  веря,  скользя    глазами    по    быстро подымающемуся потоку людей на ступенях,  увидел  удаляющийся  вверх  белый плащик, повернутое в профиль загорелое лицо, рванулся к перилам.

    - Нина!..

    "Она вернулась?!"

    Он крикнул, но она не услышала его - эскалатор заглушил  голос,  -  она только сняла серенький берет, тряхнула головой  -  волосы  рассыпались  по плечам. И что-то сказала, улыбаясь, стоявшему  рядом  человеку  в  кожаной куртке - была видна спина его, прямая шея. Он склонился к  ней,  и  Сергей успел заметить  незнакомое,  дочерна  выдубленное  солнцем

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту