Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

97

роскоши.

    - Давай выпьем. Что происходит, Костька?

    - Обычный перегиб палки! Подожди. А что от  Нины?  Письма,  телеграммы? Мне хотелось бы ее сейчас увидеть. Улыбка  женщины  успокаивает.  А,  чуть говорю, из какой-то оперетты.

    - Нина на Урале, Костька.

          6

    В конце июня Сергей шел один из института к метро.

    В глубине узких темнеющих переулков особенно чувствовался летний  вечер с жарковатым запахом пыли.

    Он шел мимо высокого забора, над которым  и  в  зеленеющем  небе  висел среди верхушек лип острый, как волосок, молодой  месяц;  доносились  из-за деревьев крики задержавшейся волейбольной игры, удары мяча.  Возле  одного крыльца вспыхивал огонек, темнели  силуэты:  девушка  в  белых  босоножках сидела на раме прислоненного к перилам  велосипеда,  парень,  обнимая  ее, зажигал и гасил  ручной  фонарик;  девушка  кротко  взглянула  на  Сергея, помотала ногой, с улыбкой отвернулась.

    Ему некуда было торопиться. Он  любил  в  поздние  сумерки  бродить  по москворецким переулкам.

    Он вышел к метро, долго стоял перед  витриной  "Вечерки",  потом  долго читал  объявления  на  афишной  будке:  не  хотелось  домой,  не  хотелось спускаться в метро, в сквозниковый подземный  воздух,  уходить  сейчас  от этих тихих летних сумерек, от пыльного заката, угасающего за площадью.

    В институте было собрание перед каникулами и  практикой,  длинная  речь директора,  студенческий  капустник,  танцы,  буфет,  дешевые  бутерброды, духота,  разговоры.  Он  устал,  и  после  разговоров,    и    после    суеты институтского зала было приятно стоять  здесь,  около  метро,  -  овеивало будоражащим  воздухом  вечера,  и  была  свобода  и    совсем    неожиданное одиночество. Он испытывал неясное удовлетворение  -  все  кончилось,  цель достигнута, экзамены сданы. "А дальше? А дальше что?  Летняя  практика  на шахтах? Да, практика. А дальше? А Нина? Когда я ее увижу?"

    Он знал, что скоро увидит ее.

    И ему хотелось  стоять  здесь,  возле  метро,  читать  заголовки  газет вперемежку со свежими афишами, но читал  он  невнимательно:  об  испытании американцами атомной бомбы на островах Тихого океана, о солдатских  сборах западногерманского "Стального шлема", о  начавшихся  концертах  Московской филармонии,  о  летних  гастролях  Аркадия  Райкина  в  саду  "Эрмитаж"  - заголовки газет кричали, рекламы концертов успокаивали, говорили  о  жизни обычной, мирной.

    В  этот  теплый  вечер  лета    были,    казалось,    прозрачная    тишина, умиротворение, покой во всем.

    Нина должна была приехать в начале июля. Он зная, что скоро ее увидит.

    В конце марта ранним утром он проводил Нину до такси  и,  не  стесняясь шофера, поцеловал ее.

    - Это вообще какая-то глупость: ты должна уезжать каждый год? И  всегда к черту на кулички - Урал, Сибирь, Бет-Пак-Дала.

    - На вокзал не провожай. За минуту на вокзале можно возненавидеть  друг друга. В Бет-Пак-Далу еду первый раз - ты это знаешь.  После  Урала  заеду туда на неделю. Меня посылают. Вот и все.

    - Кажется, твой муж там? - спросил Сергей очень спокойно.

    - Его снимают и переводят.

    В уголках ее губ проступили морщинки, и эти морщинки, впервые увиденные им, были почему-то неприятны ему, но он

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту